Просто у большинства нет проработанной должностной иерархии, а размер зарплат определяется субъективно.
Российские компании засекречивают оклады сотрудников
Коммерсантъ/Олег Харсеев

Российские компании не делают сведения о размерах зарплат сотрудников достоянием общественности. Как показал опрос портала Superjob, проведенный среди 1600 респондентов из разных городов России, 77% компаний включают в трудовой договор пункт о неразглашении размера вознаграждения либо предупреждают об этом подчиненных в устной форме. Так, в компании IBS сотрудники не подписывают специальное соглашение о неразглашении зарплаты, но новичкам на словах объясняют, что обсуждение своего компенсационного пакета не должно являться темой для разговора в курилке. В компании ABBYY это соглашение подписывают все сотрудники. Работодатели, которые целенаправленно делают публичными сведения о доходах подчиненных, – большая редкость, замечает Светлана Комарова, ведущий консультант компании Formatta. По ее словам, во многих компаниях запрещено называть коллегам даже свой уровень зарплаты.

 

По идее, компании с развитой и обоснованной системой должностных уровней (грейдов), при которой каждому уровню соответствует свой диапазон зарплат, не должны бояться открытости. Казалось бы, раз сотрудник знает, сколько в его компании должностей и уровней иерархии и как они различаются по объему задач и уровню ответственности, он должен знать и диапазоны зарплат на каждом уровне, что будет стимулировать его к карьерному росту. «Ведомости» решили выяснить, так ли это, и обратились в несколько крупных компаний с вопросом, раскрывают ли они сотрудникам диапазоны вознаграждений по должностям.

 

Грейды без диапазонов

 

Единицы российских компаний информируют сотрудников о диапазонах вознаграждений по должностным уровням, только руководитель видит всю картину, говорит Юрий Левичев, руководитель практики бизнес-решений компании Korn Ferry Hay Group. Исключение составляют стандартные массовые рабочие должности на предприятиях, особенно если на предприятии активно действует профсоюз. Просто скрывать информацию практически невозможно.

 

В компании IBS девять уровней. Стажер находится на нулевом уровне, на девятом – несколько топ-менеджеров, рассказывает Яна Кудрявцева, директор по персоналу компании. Сотрудники IBS видят описание требований к должностям, но не зарплатные вилки на каждом уровне. Вознаграждения топ-менеджеров компания тоже не раскрывает. Знание того, что доходы руководителей в разы превосходят жалованье рядовых сотрудников, вряд ли как-то может повлиять на карьерные амбиции последних, поясняет Кудрявцева.

 

В компании ABBYY должностные сетки разработаны для программистов, лингвистов, маркетологов и других специалистов. Но для сотрудников все данные о зарплатах, включая вознаграждение топ-менеджеров, тоже закрыты, говорит Настасья Савина, вице-президент компании по корпоративным коммуникациям. Без глубокого понимания специфики работы коллеги знание о его зарплате может деморализовать, пояснила Савина.

 

Полную систему должностных уровней и соответствующих зарплатных диапазонов редко раскрывают даже в международных компаниях, замечает Екатерина Ухова, партнер компании EY. Тому есть вполне резонные объяснения, говорит она: раскрытие такой информации деморализует сотрудников, которые могут посчитать несправедливыми размеры окладов, а также может лишить компанию конкурентных преимуществ на рынке труда.

Я два раза сталкивалась с утечкой информации о зарплатах, и это всегда приводило к конфликтам, – отмечает Комарова.

Лишь одна из опрошенных «Ведомостями» компаний – PwC рассказала, что частично открыла информацию об окладах после многочисленных просьб сотрудников. Компания опубликовала на внутреннем сайте подробный документ «Вознаграждение в PwC в вопросах и ответах». В нем давался анализ рынка труда и объяснялись связь вознаграждения и результативности, структура вознаграждения и т. д. Документ снабжен графиком, иллюстрирующим рост средней зарплаты в зависимости от должностного уровня – от рядового консультанта до директора, рассказывает Светлана Круглова, директор PwC в России.

Читать далее