Недовольные граждане добились депутатского приема.
Ипотечники добрались до офиса «Единой России»
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Несколько десятков человек, требующих пересмотра курса доллара по валютной ипотеке, ворвались в приемную «Единой России» в Переяславском переулке в Москве. Представителям партии пришлось вызвать полицию, но в итоге депутаты Госдумы от единороссов провели прием ипотечников.

 

В приемную «Единой России» в Переяславском переулке в Москве пришли несколько десятков валютных ипотечников. Они требовали встречи с депутатами Госдумы от партии, чтобы вручить им свои обращения. При этом они прорвали кордон охраны, которая не хотела пускать в помещение такое количество людей.

 

Депутат Госдумы от «Единой России» Магомед Вахаев рассказал “Ъ”, что в офис партии пришли около 50 человек, среди которых были журналисты с камерами:

Снимали, провокационные вопросы задавали, пытаются вывести меня из равновесия,— сообщил он.

Депутат заявил, что предлагал недовольным гражданам оставить свои обращения у него в приемной, но они отказались.

Начали кричать, оскорблять правительство, президента и депутатов,— сообщил он.

Протестующие, по его словам, прорвали кордон из охраны офиса, партийцам пришлось вызвать полицию.

Начали говорить, вот, мы вас избирали, мы будем проводить митинг,— пожаловался депутат.— А я им говорю: “проводите, это право каждого”.

В итоге, рассказал господин Вахаев, он начал лично принимать ипотечников. По его словам, они заходят в приемную по трое, и единоросс отдельно принимает каждого.

Мы все обращения изучим, я доложу о них руководству Думы,— пообещал депутат.

Пришедшие к офису «Единой России» надеялись заручиться поддержкой депутатов в принятии моратория на обращения банков в суды, отъем заложенного жилья и наложения штрафов, рассказала «РИА Новости» координатор движения валютных заемщиков Галина Григорьева.

"Единая Россия" год назад была единственной партией, которая в полном составе не голосовала за проект о таком моратории. Прошел год, другие законопроекты по этой теме Госдума даже не рассматривала,— сказала госпожа Григорьева.