Он сосредоточится на оценке рисков, чтобы быстрее реагировать на проблемы.
ЦБ меняет подход к надзору за банками
М. Стулов / Ведомости

Мы проанализировали ситуацию и пришли к выводу о необходимости реорганизации банковского надзора. Мы не разгоняем надзор, не увеличиваем штат, а проводим реорганизацию, связанную с нашими возможностями», – заявил первый зампред ЦБ Алексей Симановский (цитата по Banki.ru). В департаменте будет создано подразделение, которое займется оценкой рисков банков и будет информировать о них региональные подразделения регулятора, это позволит принимать более точные и быстрые решения, надеется Симановский. Больше информации о банках ЦБ намерен предоставлять и правоохранительным органам, добавил он.

 

«Это разумно, ЦБ создал подобный департамент по оценке залогов, и он эффективно работает», – говорит председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин. Британский регулятор порой направляет в банк для оценки рисков команды по 40 человек сразу, рассказывает он, но предотвратить все риски это все равно не помогло. Вьюгин советует ЦБ в части надзора продолжать работать над повышением квалификации проверяющих, а также ужесточать их ответственность – как административную, так и персональную.

 

В последнее время надзор стал эффективнее, однако до идеала еще далеко, считает аналитик Fitch Александр Данилов. Основная проблема, по его мнению, – это нехватка квалифицированных кадров среди проверяющих и, возможно, связанный с этим излишне формалистский подход, когда смотрится соблюдение формальных критериев, а не сама суть банковских операций. Кроме того, надзор осуществляется преимущественно на неконсолидированной основе, без должного внимания остаются небанковские активы, а также иностранные «дочки» банков, продолжает он.

У банка «Траст» мы отозвали рейтинги шесть лет назад с преддефолтного уровня – уже тогда было понятно, что у него большие проблемы в активах, – вспоминает Данилов. – Но превентивных действий регулятора не было, банк существовал потому, что у него не было оттока депозитов, а когда он произошел в декабре 2014 г., банк пришлось спасать с большими издержками для бюджета.

«Траст» использовал специально разработанный софт, позволяющий создавать видимость рефинансирования просроченной задолженности заемщиков, следует из отправленного в марте 2015 г. ответа (есть у «Ведомостей») Симановского на депутатский запрос о «Трасте». «В связи с фальсификацией банком данных отчетности выявить реальный уровень просроченной задолженности (сейчас – 22 млрд руб.) в ходе инспекционных проверок Банка России не представлялось возможным», – следует из письма.

 

Читать далее