За последние несколько лет сфера услуг претерпела в мире значительные изменения из-за распространения явления, известного как "экономика совместного потребления", "экономика свободного заработка", или "уберизация".
Как интернет-сервисы меняют мировую экономику
Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Все эти термины описывают развитие сервисов, построенных на использовании мобильных приложений и высокоскоростного интернета для быстрой и максимально гибкой связи потребителя и поставщика услуги. По оценкам PwC, сейчас объем этого рынка составляет около $15 млрд, однако уже через десять лет он достигнет $335 млрд.

 

Новый тип экономических отношений зародился несколько лет назад, но начал стремительно распространяться в мире в прошлом году. В 2009 году Гарретт Кэмп и Трэвис Каланик основали компанию, которая очень скоро перевернула соотношение сил на рынке такси. Приложение Uber для смартфонов начало функционировать в Сан-Франциско в 2010 году. Через пять лет Uber стала уже международной компанией, работающей более чем в 50 странах мира, с оценочной капитализацией около $62,5 млрд. В декабре 2014 года Морис Леви, глава французской медиагруппы Publicis, во время интервью Financial Times произнес слово "уберизация", которое впоследствии разлетелось по всему миру и описывает один из главных трендов 2015 года. Один из главных экспертов в этой области профессор Брюно Тебуль, автор книги "Уберизация: разорванная экономика", объясняет этот термин так:

Процесс, когда стартап при помощи цифровой платформы соединяет клиентов и предприятия.

Раньше Uber

 

Феномен уберизации появился до основания компании Uber. Так, популярный сегодня сервис Airbnb, который позволяет пользователям сайта арендовать или сдать жилье на короткий срок, начал свою работу еще в 2008 году — за два года до того, как Uber отвезла своего первого пассажира. Airbnb на сегодняшний день является третьим по оценочной стоимости частным стартапом в мире, уступая только Uber и китайскому производителю смартфонов Xiaomi. Благодаря последнему раунду привлечения дополнительных инвестиций на $1,5 млрд, который прошел еще в июне, американский сервис по поиску жилья стал оцениваться в $25,5 млрд.

 

У Airbnb появились клоны, которые действуют по тому же принципу, но слегка отличаются по типу услуг. Например, в 2010 году в Сан-Франциско была создана компания HotelTonight, которая позволяет бронировать номера в отелях и гостиницах. Особенность сервиса в том, что бронь возможна либо в день заселения, либо максимум за неделю до прибытия. Гостиницы выставляют на предложение пустые номера и делают скидки на стоимость проживания, соревнуясь между собой за место на экране смартфона пользователя. Оплата производится через приложение, а компания зарабатывает на 15-процентной комиссии, которую ей платят гостиницы за каждый сданный номер. А совсем недавно в США был создан сервис аренды жилья для любителей марихуаны. Компания TravelTHC предлагает таким путешественникам арендовать дом, апартаменты или мини-гостиницу в штатах Вашингтон и Колорадо, где курение марихуаны запрещено в общественных местах и отелях. Появились уже и сервисы, которые занимаются исключительно доставкой конопли. Среди таковых, например, Eaze и Canary.

 

Тем не менее процесс избавления от посредников при помощи цифровых технологий был назван именно в честь Uber, а не Airbnb. Скорее всего, решающую роль здесь сыграла большая популярность сервиса такси, он чаще упоминался в СМИ, учитывая различных скандалы и протесты таксистов в разных странах.

 

Эффективнее прачечной

 

Uber продемонстрировала, что, не имея в собственности ничего, кроме мобильного приложения, можно привлечь миллиарды долларов. Простота бизнес-модели не могла не заинтересовать предпринимателей-одиночек по всему миру. Так, в августе 2012 года на американский рынок таксомоторных услуг вышла Lyft. К тому моменту, например, в России функционировали уже три подобных сервиса: "Яндекс.Такси", inTaxi и GetTaxi. В Британии конкуренцию Uber составляет ирландская Hailo, в Испании и Латинской Америке — Cabify. В Европе все большую популярность набирает израильская компания Gett. В Азии существуют и свои гиганты. Так, в Индии функционирует OlaCabs, основанная практически одновременно с Uber. В Китае, важнейшем со стратегической точки зрения рынке в мире для мобильных сервисов такси, уже есть сильный конкурент, который занимает львиную долю рынка. Это Didi Kuaidi — сервис, образовавшийся в результате слияния двух крупнейших игроков, Didi Dache и Kuaidi Dache, которые до этого боролись за господство в Китае между собой. При этом за спиной китайской компании стоят два гиганта онлайн-торговли — Alibaba и Tencent.

 

Бизнес-модель, используемая Uber, оказалась крайне эффективной практически для любого направления деятельности на рынке услуг. Благодаря сервисам, работающим по требованию, сегодня, например, можно убраться в квартире, не вставая с дивана. Для этого были созданы такие проекты, как британский Housekeep или Bidmycleaning в США. Оба предлагают пользователям просто назначить время, оплатить уборку и ждать, когда сотрудники сервисов придут к клиенту домой и сделают свою работу. По своей сути это онлайн-площадки, которые связывают профессиональных домработников и тех, кому необходимо произвести уборку. Аналогичные сервисы существуют и для того, чтобы отдать одежду в прачечную. Это, например, Washio, Laundrapp или FlyCleaners. С помощью смартфона сейчас можно вызвать на дом врача (в чем помогут такие сервисы, как Medicast, Heal, Pager), попросить кого-то присмотреть или прогуляться с домашним питомцем (Dogvacay, Urban Leash, Wag) и даже посидеть с ребенком (Urban Sitter или KangaDo).

 

Что же до автомобилей, то есть еще приложение Luxe. Если Uber — это вариант передвигаться на машине по городу за скромные деньги, то Luxe — это помощь в самых насущных проблемах, связанных с автомобилем. В больших городах это прежде всего парковка. Клиент сервиса может просто указать в приложении, куда он направляется, и отправиться в поездку. По прибытии водитель оставляет машину парковщику компании Luxe. Затем пользователю необходимо заблаговременно (как минимум за 15 минут до обратной поездки) уведомить сервис о желании получить машину обратно, и сотрудник мобильного сервиса привезет ее туда же, откуда и забирал. Но спектр услуг этой компании не ограничивается только парковкой. Автомобиль также могут заправить, отвезти на мойку и даже провести техосмотр.

 

Среди проектов по доставке еды выделяются Delivery Club, GrubHub, Foodpanda, Munchery. Еще один похожий сервис — Deliveroo, лондонский стартап, который сегодня оказывает услуги по доставке еды в крупнейших странах Европы, а также в Австралии, Гонконге, Сингапуре и ОАЭ. Компания доставляет еду из более чем 5 тыс. ресторанов, в числе которых и обладатели мишленовских звезд, которые от подобной практики обычно воздерживаются. Впрочем, в отличие от Uber и большинства стартапов, появившихся на волне уберизации, Deliveroo — это не просто технологическая платформа, у нее есть собственный парк автомобилей, а водители-курьеры числятся в штате компании.

 

Рынок курьерских услуг также подвержен уберизации. Мобильные приложения нового типа позволяют доставить практически все: еду из ресторанов, магазинов и пиццерий, одежду, товары, купленные в онлайн-магазине, почту и, наконец, просто любые вещи, которые необходимо перевезти из одного места в другое. Все они заняты решением логистических проблем, но у каждого своя аудитория и аспекты работы.

 

Впрочем, такие сервисы, как британский Roadie и американский Anyvan, заявляют, что решают вопросы доставки чего угодно куда угодно в Европе (Roadie) и Америке (Anyvan). Anyvan и Roadie исходят из того, что тысячи грузовиков ежедневно отправляются из одной точки в другую. При этом большинство из них остается незаполненными до конца. Именно это свободное пространство и заполняют мобильные сервисы. Приложения связывают клиентов с водителями или транспортными компаниями, которые по пути своего следования смогут выполнить доставку и для пользователя. Этот подход помогает не только повысить эффективность использования транспортных средств, но и снижает загруженность на дорогах крупных городов.

 

Быстрее закона

 

Количество стартапов, работающих по запросу, основанных на принципах совместной экономики, не поддается подсчетам. Однако очевидно, что они способны навсегда изменить глобальный рынок услуг, а их популярность только начинает расти. Согласно исследованию JP Morgan Chase Institute, экономика совместного потребления способна увеличить доходы граждан, работающих с онлайн-платформами, в среднем на 15%. Количество же таковых в США увеличилось за последние три года в 47 раз и достигло 10,3 млн человек. Это 4,2% от населения страны. А журнал Time выяснил, что 44% американцев уже стали участниками экономических отношений нового типа. При этом 22% населения США (это около 45 млн человек), по данным на конец ноября прошлого года, либо продают какой-то товар, либо предлагают услугу через мобильные сервисы нового типа. Подавляющее большинство опрошенных журналом (71%) сочло уберизацию положительным явлением.

 

Тотальному распространению уберизации сопротивляются прежде всего компании-конкуренты, работающие по традиционной бизнес-модели, и власти, опасающиеся правовых коллизий, возникающих из-за того, что развитие законодательства отстает от цифровых технологий. Как отмечает партнер и управляющий директор The Boston Consulting Group Барт Банке, до сих пор остается "много вопросов к реализации самой модели, есть вопросы регулирования ответственности". Исполнительный директор Московского транспортного союза Юрий Свешников считает, что агрегаторы пользуются пробелами в законодательстве для получения преимуществ на российском рынке такси.

 

Кирилл Сарханянц