Потребительский спрос и доходы домохозяйств.
Экономика в январе_2
Андрей Стенин / Коммерсантъ

Если выпуск сжался не так уж сильно, да и то в основном в первые 4-5 месяцев прошлого года, так что промышленный индекс потерял за прошлый год лишь 3.4%, то основные компоненты использования (конечные внутренние покупки) адаптационный спад затронул гораздо сильнее. Покупки в рознице сжались год к году на 10%, инвестиции в основной капитал – на 8.4%. Причина – в своего рода структурном импортозамещении. Спрос упростился и сместился с сторону еды и прочих текущих потребностей, которые обычно всегда и везде в большом объеме удовлетворяются местным производством. Поэтому его адаптация коснулась не так болезненно.

 

 

Соответственно, зарплата упала почти так же, на -9.5% год к году, пенсия в 2015г. оказалось недоиндексированной в среднем на 3.8% (индекс потребительских цен год к году 15.5% при индексации 11.9%). Правда, сокращение реальных доходов за 2015г. Росстат оценил в 4%. Возможно, учтя в них курсовую переоценку валютных активов населения.

 

В январе эти тенденции в основном продолжились (принимая во внимании замечание предыдущей записи, что погрешность «исправления» индексов с учетом сезона и календаря в этом месяце особенно велика). Зарплата (с поправкой на рост цен) к январю прошлого года упала еще на 6.1%, хотя и в нем уже была на 8.4% меньше, чем в январе 2014г. Пенсия проиндексирована с февраля на 4% (работающим - 0%). Притом, что годовая инфляция 2016/2015г. даже при официальной вперед-смотрящей оценке ЦБ на год (7% январь к январю 2017г.) превысит индексацию более чем вдвое. Вся надежда что остальные 4% отдадут в сентябре, перед выборами «Единой России» в ГД на очередные 5 лет.

 

Розничные кредиты продолжили сжиматься в январе - на 0,6% mom (а с поправкой на валютную переоценку – на 0.7%). После сильного сезонного расширения в декабре, розничные депозиты снизились на 1.8% месяц к месяцу (-2.7% без учета влияния девальвации).

 

Но в одном отношении разворот тенденций в экономике домохозяйств всё же наблюдался. Сжатие розничных покупок в январе в годовом сопоставление было самым скромным за 12 предыдущих месяцев -7.3%, тогда как в декабре, например, частное потребление упало вдвое больше – на 15.3% к декабрю 2014г. Понятно, что в обоих случаях «сыграл» эффект базы – «ажиотажной» в конце 2014г. и «вялой» в начале 2015г., но и цепной сезонно-скорректированный индекс указывает на рост покупок в январе. Это, видимо, стало следствие очередной потребительской паники, в виде реакции на крутое пике рубля в 20-х числах. С другой стороны, на фоне предыдущих паник («крымской» в марте-апреле 2014г. и «нефтяной» в конце того же года) реакция населения на очередной скачок курса была уже практически малозаметной. Устали и привыкли.

 

 

Инвестиции. Темп их сжатия в начале года в год. сопоставлении остался таким же, как в декабре, и как за 2014г. в целом -8.4%. Если задаться амбициозной целью «ополовинивания инвестиций за 10 лет», то при таких темпах она более чем достижима. Тем более, что как минимум треть от этой половины уже прошли за последние 3 года. Однако и здесь есть нюанс (или статистический артефакт?) – объемы строительства прошли «дно» и даже возможно, слега оттолкнулись от него. Это может быть связано с размахом жилищного строительства, который до сих пор оставался весьма высоким. Прошлый год уступил по метражу введенных домов лишь 0.5% рекордному предыдущему с результатом 83.8 млн м2.

 

Сочетание падающих объемов инвестиций с выросшей реально в прошлом году прибылью предприятий порождает вопрос – где деньги? Не остаются ничего иного, как предположить, что прибыли (сбережения) покрывают сжатие кредитования, в частности – сокращение внешнего долга. Выросший разрыв сбережений и инвестиций означает увеличение текущего счета платёжного баланса, что и подтверждается статистически.

 

 

Занятость и безработица. Хотя выпуск в последнем квартале прошлого года и начале нынешнего вроде бы вновь развернулся к спаду, никаких значимых сдвигов в уровне безработицы нет. По опросам согл. методологии МОТ, в последние 3 месяца он выросла примерно на 0.1 п.п. – до 5.6-5.7% рабочей силы с сезонной поправкой (без неё – 5.8% в январе). Число официально зарегистрировавшихся в службах занятости установилось в последние месяцы на уровне ок. 1 млн. и выросло с начала прошлого года на 100 тыс.

 

zhu-s.livejournal.com