Экономист Владимир Сидорович о путях диверсификации традиционного сырьевого бизнеса.
Зачем нефтяникам солнечные батареи
Depositphotos.com

Правнучка легендарного Джона Д. Рокфеллера выступила в печати с жесткой критикой Exxon Mobil, одного из осколков бывшей империи основателя Standard Oil. Нева Рокфеллер Гудвин упрекнула Exxon в недальновидности, «упорном желании оставаться нефтегазовой компанией, вместо того чтобы трансформироваться в энергетическую компанию, подготовленную к переходу к постуглеродной экономике». Средства от реализации принадлежащего ей пакета акций были демонстративно направлены на «борьбу с глобальным потеплением».

 

Смена энергетического уклада, выражающаяся в росте значения низкоуглеродных источников энергии и подталкиваемая климатической политикой, обостряет вопрос о долгосрочной стратегии сырьевых компаний. Масла в огонь подливают экологические организации, требующие отказаться от финансовых вложений в бизнес на углеводородах, а также фонды, выходящие из угольных и нефтегазовых инвестиций. В движении, получившем название Fossil Fuel Divestment, участвуют уже сотни управляющих активами по всему миру.

 

Флагманы сырьевой индустрии наработали определенный опыт тестирования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Это были скорее пробные инвестиции, носившие отчасти имиджевый характер, нежели серьезные попытки диверсификации бизнеса. BP производила солнечные модули под своим брендом, но закрыла бизнес в 2011 г., не выдержав конкуренции с китайцами. Shell инвестировала более $1 млрд в ВИЭ в начале нулевых, преимущественно в ветроэнергетику, но в 2009 г. сообщила, что больше не будет вкладываться в эту отрасль по экономическим соображениям. Chevron ликвидировала свое прибыльное ВИЭ-подразделение в начале 2014 г., объяснив это его непрофильностью и необходимостью концентрироваться на ключевых направлениях деятельности. В то же время Chevron сегодня использует солнечную и ветровую энергию для энергообеспечения ряда своих операций и является одним из крупнейших игроков в геотермальной энергетике. Российский «Лукойл» в 2015 г. вышел из созданного в 2011 г. СП с итальянской энергетической компанией ERG (но до сих пор владеет оставшейся от него ветровой электростанцией в Румынии).

Читать далее