Экономического роста и прекращения падения доходов россиян пока не просматривается.
Нищета – это надолго
Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Росстат обнародовал несколько удручающих показателей уровня жизни россиян. Доходы населения в январе 2016 года упали более чем на 52% по сравнению с декабрем 2015-го и на 6,2% к январю 2015-го. Просроченная задолженность по зарплате в январе выросла на 20%. Опрошенные Банки.ру экономисты сходятся во мнении, что в ближайший год ждать роста доходов россиянам не стоит, а загадывать дальше не рискует никто.

 

Доходы падают, долги растут

 

В январе 2016 года денежные доходы на душу населения сократились на 52,7% по сравнению с декабрем 2015 года и составили 21 365 рублей, свидетельствуют данные Росстата. Реальные располагаемые денежные доходы (то есть доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на индекс потребительских цен) в январе также сократились на 52% по сравнению с декабрем.

 

Однако эти цифры не так страшны, как кажутся, уверяют эксперты. По словам доктора экономических наук Сергея Смирнова, сравнивать статистические показатели января с декабрем некорректно:

В декабре завершается финансовый год, и поэтому в январе любого года – кризисного или некризисного – заработная плата «просаживается» по сравнению с декабрем предыдущего года на однопорядковые величины – 40,50%.

По его словам, сравнивать имеет смысл аналогичные периоды.

 

А по сравнению с январем 2015 года реальные располагаемые денежные доходы, по данным Росстата, в январе 2016-го снизились на 6,3%.

Тут уже никакой революции нет – это общий тренд стагнации и спада экономики. Но это, согласитесь, не 50%, — отмечает Сергей Смирнов.

Однако и шестипроцентное падение реальных доходов по сравнению с январем 2015 года, когда доходы граждан уже существенно падали, тоже впечатляет. Два года подряд в этом веке доходы россиян еще не снижались.

 

Растут и долги работодателей по зарплате: на 1 февраля суммарная задолженность перед работниками организаций составила 4 млрд 332 млн рублей, увеличившись по сравнению с 1 января 2016 года на 760 млн рублей, или 21,3%, говорится в докладе Росстата (субъекты малого бизнеса при подсчете не учитывались). Как следует из данных ведомства, в целом задолженность росла весь предыдущий год: в январе 2015-го она составляла 2 млрд рублей, а в феврале – уже 2,5 млрд. Таким образом, за год долги по зарплатам удвоились.

 

В таких условиях правительство начало готовиться к резкому росту безработицы. На этот случай в бюджете-2016 зарезервировано 5,5 млрд рублей на выплату пособий безработным, заявил на прошлой неделе министр труда Максим Топилин. Безработица составляет около 6% трудоспособного населения. В прошлом году число безработных в России превысило 1 млн человек.

Работодатель, в отличие от прошлого кризиса, когда были поголовные увольнения, теперь более хитер, — говорит заведующий кафедрой государственного и муниципального управления РЭУ им. Г. В. Плеханова Руслан Абрамов. — Вместо увольнений он просто сокращает уровень заработных плат или переводит в режим неполной занятости. То есть при меньших затратах на зарплату работает то же количество человек. Кроме того, при нынешних нормах социального пособия (до 4 900 рублей в месяц. – Прим. ред.) очень мало кто из безработных идет на биржу труда. Именно поэтому численность безработных относительно невысока.

В прошлый кризис на рынке труда оказалось более 2 млн человек, а сейчас около 200 тыс. работает в режиме неполной занятости, утверждает эксперт.

 

При этом, по данным рекрутингового портала Superjob.ru, в IV квартале 2015 года работодатели стали реже задерживать зарплату. Каждая шестая российская компания планирует повышение или индексацию зарплат в течение 2016 года. Зарплатные предложения в 2015 году в среднем выросли на 3,4%, а снижать зарплатные ожидания ради трудоустройства готовы только 13% соискателей.

 

В целом по 2015 году, по данным Росстата, зарплата россиян в среднем снизилась на 10%. Также на 10%, по данным Минэкономразвития, упал розничный товарооборот. Это самое большое падение с 1970 года.

 

Когда это кончится

 

Банки.ру спросил экспертов, когда это кончится и что может сделать государство, чтобы остановить обнищание населения.

 

Опрошенные Банки.ру экономисты сходятся во мнении, что тенденция к падению доходов населения не может переломиться, пока падает экономика в целом. А в течение этого года рост вряд ли возможен.

В 2016 году экономика будет в отрицательной зоне, а дальше – зона неопределенности. Поэтому 2016 год будет, как и прошлый, годом падающих реальных доходов населения, — прогнозирует заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин.

По его оценкам, реальная заработная плата в 2016 году может упасть на 7–15%.

 

Резкого падения доходов дальше не будет, но продолжится вялотекущая стагнация, считает Сергей Смирнов.

Прорывных сюжетов я пока не вижу, — признает он.

«Разворота» к экономическому росту или хотя бы стабилизации пока не наблюдается, говорит главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.

Экономика «топчется» на нефти и периодически показывает очередной раунд снижения, — говорит эксперт. – 2015 год прошел в режиме болезненной адаптации после шокового снижения цен на нефть, и значительная часть этой адаптации, скорее всего, прошла.

По мнению Ярослава Лисоволика, если продолжится стабилизация мировых цен на нефть, которая наблюдается в последнее время, можно ожидать улучшения ситуации в экономике и, как следствие, положения с доходами населения. Но вряд ли это улучшение будет радикальным, предупреждает эксперт. О сроках говорить сложно, так как элемент неопределенности в дальнейшей динамике цен на нефть слишком велик, говорит он.

 

Причины падения экономики и, как следствие, доходов населения носят фундаментальный характер, утверждает руководитель программы «MBA – банковский менеджмент» бизнес-школы МИРБИС Владимир Григорьев.

У нашей экономики гипертрофированный торговый и финансовый сектор, и намного менее развит сектор реальный, — объясняет эксперт. — Мы по большей части пользуемся продукцией, которая сделана за пределами нашей страны. Она может быть сделана и у нас, но с использованием иностранного оборудования или компонентов, лизинговые и кредитные платежи за которые выражаются в долларах или евро. Это существенно удорожает продукцию. Продавцы получают меньше доходов от ее продажи, а покупатели приобретают меньше товаров. Поучается замкнутый круг.

Делать какие-то прогнозы по смене тенденций невозможно из-за слишком большого количества факторов, в том числе геополитических, объясняет Сергей Смирнов.

Предположим, отменят завтра санкции – вряд ли это произойдет, но это будет, возможно, коренной перелом с тенденцией. А может, перелома и не будет. Потому что сколько стоил доллар, когда вводились санкции против России? И сколько он стоит сейчас? В любом случае, закупать товары по импорту в тех же объемах мы уже не сможем, — рассуждает Смирнов.

«Сползание» будет длиться еще очень долго, а прогнозировать остановку падения можно, только имея на руках стратегию правительства и понимание драйверов роста, считает руководитель экономической программы Московского центра Карнеги Андрей Мовчан.

Власть не занимается обогащением населения. У государства есть функции установления законов, обеспечения безопасности, управления общим хозяйством, финансирования некоммерческих областей (фундаментальная наука, например), но не бизнес, — говорит Мовчан. — По большому счету государство должно: а) не мешать бизнесу развиваться – а сегодня наше государство всеми силами мешает это делать – и б) обеспечивать бизнесу защиту. А сегодня наше государство само провоцирует нападения на бизнес.

Государство, помоги

 

Роль государства с точки зрения доходов населения может заключаться только в одном – от политики «деления сжимающегося пирога» необходимо переходить к политике стимулирования экономического роста – это снижение регулятивной нагрузки, налоговые стимулы, максимум льгот для иностранных инвестиций, считает Яков Миркин.

Это, в свою очередь, означает поворот к динамике макроэкономики и к росту реальных доходов населения, — говорит он.

Остальные меры, в том числе социальные, являются лишь паллиативами.

 

Социальные меры поддержки могут смягчить ситуацию в наиболее проблемных сегментах экономики, но не приведут к радикальному улучшению, согласен Ярослав Лисоволик.

Безработица вряд ли достигнет двузначных показателей, но в моногородах, которые тяжело переживают период адаптации, меры поддержки по стимулированию занятости будут нужны, — говорит экономист.

По мнению Владимира Григорьева из МИРБИС, государству следует настойчиво проводить заявленную программу импортозамещения. Он приводит в пример кризис 1998 года, когда рубль упал по отношению к доллару в 4 раза и все импортное стало настолько дорого, что это дало толчок отечественному производству.

Надеюсь, что спустя 18 лет мы перестанем наступать на те же грабли и будем проводить более последовательную политику, — говорит экономист. — В целом эта задача достижима: если посмотреть на продовольственный сектор, надо признать, что очень пессимистические прогнозы 2014 года, когда были введены ответные санкции против стран Евросоюза и США, что с наших прилавков все исчезнет, не оправдались.

Определенные надежды на импортозамещение действительно есть, но рассчитывать, что страна сможет совсем не зависеть от импорта, не стоит, отмечает Сергей Смирнов.

Полностью импортозаместиться означает соглашаться на модель Северной Кореи, чего, конечно, не хотелось бы, — говорит эксперт.

Некоторые меры для смягчения ситуации могли бы принять и монетарные власти России, полагают эксперты.

 

По мнению Ярослава Лисоволика из ЕАБР, если инфляция удержится ниже 10%, можно надеяться на то, что Центробанк решится на некоторое снижение ключевой ставки.

Это несколько оживит ситуацию в экономике и удешевит кредитование. Раньше падение доходов населения обострялось фактором чрезвычайно высокой инфляции – еще в середине прошлого года она превышала 15%, — говорит эксперт.

Государство должно оказывать большее влияние на валютный рынок – это могут быть как интервенции, так и валютные ограничения, считает Владимир Григорьев из МИРБИС.

Китайский юань не является свободно конвертируемой валютой, однако проблем в китайской экономике меньше, чем в российской. Китайские власти жестко контролируют курс юаня, и во многом это является причиной социально-экономической стабильности КНР, — приводит пример эксперт.

 

Политика очистки банковского сектора не должна приводить к тотальному ужесточению нормативов, которые не дают нормально функционировать нормальным банкам, — считает первый вице-президент «ОПОРЫ России» Павел Сигал. — Главное противоречие состоит в том, что в ответ на ухудшение финансового положения компаний-заемщиков Банк России требует от банков доначислять резервы. Часто большое доначисление резервов приводит к критическому снижению всех показателей банка. С другой стороны, заемщики с плохим финансовым положением не могут претендовать на кредиты не только на дальнейшее развитие, но и даже на поддержание своей деятельности на прежнем уровне. До тех пор, пока не будет изменено отношение к банкам, тяжело ожидать, что банки начнут кредитовать реальный сектор.

Сергей Смирнов полагает, что урегулировать ситуацию не получится без политических мер (не военных, а именно политических, уточняет экономист).

Если мы не сделаем какие-то прорывные вещи на мировой арене, то продолжится вялотекущая стагнация, министр (экономического развития Алексей. – Прим. ред.) Улюкаев все время будет пытаться нащупать дно, и увязать, и откликаться на стуки снизу, — говорит экономист.