Не все инвалиды одинаково инвалиды.
Выгодная травма головы
Fotolia/pandore

В Ростовской области на рассмотрении судов находятся десятки похожих дел о выплатах по полисам страхования жизни. Сумма претензий исчисляется миллионами рублей. Страховщики уверены, что действует организованная группа мошенников, и платить не хотят из принципа. «Ростовское дело» уже привлекло внимание государственных органов, но уголовных дел пока не возбуждено. Банки.ру выяснял, действительно ли в России появился новый вид страхового мошенничества.

 

Страховщики жизни дожили

 

О том, что мошенничество докатилось до рынка страхования жизни, упомянул директор департамента страхового рынка Банка России Игорь Жук на круглом столе Национальной страховой гильдии.

Есть так называемое «ростовское дело»… У нас есть информация от одной из компаний по страхованию жизни, которая имеет заявления на выплаты на сотни миллионов рублей, по ее мнению, четко связанные с мошенничеством, – рассказал представитель ЦБ.

По его словам, эта ситуация требует разбирательства.

 

В «ростовском деле» задействована группа как минимум из 12 человек, которые судятся с десятью страховыми компаниями, рассказал Банки.ру президент Ассоциации страховщиков жизни (АСЖ) и президент компании АО «МетЛайф» Александр Зарецкий. Некоторые суды идут уже около года. Страховщики уверены, что заявители вместе с медиками подделали медицинские документы, явившиеся основанием для присвоения инвалидности. И отмечают, что организованная группа мошенников на рынке страхования жизни появилась впервые.

Практически каждый из этих 12 человек купил полис страхования жизни сразу в нескольких компаниях — кто-то в трех, кто-то в пяти, — рассказывает Александр Зарецкий. — Страховка включала в себя покрытие по инвалидности второй группы в результате несчастного случая. И после покупки полиса в течение 3—5 месяцев произошли страховые случаи: кто-то упал с лестницы, на кого-то напали в подъезде, кто-то попал в ДТП. Затем все они оказались в одном медучреждении, где им поставили один и тот же диагноз — травма головы. И с этим диагнозом они стали приходить в бюро медико-социальной экспертизы, получать инвалидность второй группы, обращаться за выплатой в страховые компании и практически сразу — в суд. После заключения договоров страхования мы этих людей больше не видели, на связь они не выходят. С нами сразу начали общаться только юристы.

Платите и не жалуйтесь

 

Подозрение у страховщиков вызвали сразу несколько факторов.

 

Во-первых, в ходе расследования выяснилось, что все застрахованные имели аналогичные полисы в других компаниях, причем в одном из случаев все клиенты были рекомендованы агенту одним и тем же человеком.

Страхование жизни не покупается, а продается, и маловероятно, что добросовестный страхователь несколько раз будет платить за одну и ту же услугу, — объясняет президент АСЖ.

 Во-вторых, все застрахованные получили одну и ту же травму в течение короткого времени после покупки полиса.

 

В-третьих,оказалось, что представленные страхователями справки о доходах оказались поддельными (с учетом дохода клиента рассчитывается страховая сумма, то есть размер будущей выплаты).

Все они заявили высокий доход, чтобы приобрести полисы с большими страховыми суммами, исчисляемыми миллионами рублей. В результате претензии только по нашей компании составляют довольно приличную сумму, — рассказывает глава «МетЛайфа».

Кроме того, сомнительными страховщики считают и сами обстоятельства страховых случаев: человек попал в ДТП, в результате чего ему была присвоена вторая группа инвалидности. Но при этом он после аварии смог благополучно добраться к себе домой, не вызывая скорой.

Мы собрали много подобных фактов, передали материалы в правоохранительные органы, ждем возбуждения дел, — говорит Александр Зарецкий. — АСЖ обращалась в Банк России, Минтруд, Верховный суд, прокуратуру. Некоторые из предпринятых нами действий уже начали давать результат. Так, после нашего письма в Ростовское областное бюро медико-социальной экспертизы некоторым из предполагаемых мошенников отказали в присвоении инвалидности либо пересмотрели ее группу. Правда, один из мошенников перерегистрировался в Краснодарском крае и получил инвалидность там.

Интересно и то, что II группа инвалидности, присвоенная каждому из них в результате идентичных черепно-мозговых травм, была получена в течение двух-трех месяцев, хотя обычно эта процедура занимает гораздо больше времени, отмечает гендиректор «PPF Страхование жизни» Сергей Перелыгин («ростовское дело» затронуло и эту компанию).

 

При этом страховщики отдают себе отчет, что судебный спор значительно увеличивает объемы их рисков.

В соответствии с нашим законодательством и сложившейся судебной практикой, страховая компания при проигрыше в суде выплачивает, помимо основной суммы возмещения, еще штрафы и неустойки, — рассуждает президент АСЖ. — Но в данном деле страховое сообщество готово идти до конца. Для нас это дело принципа. К страховой отрасли отношение такое: мол, собрали деньги за полисы, а платить не хотите. Поэтому отношение судов было формальное — есть медицинские документы, есть инвалидность — платите и не жалуйтесь. Однако после того, как наша компания и несколько других страховщиков «уперлись» и дело получило широкий резонанс на уровне ЦБ и отраслевых министерств, есть ощущение, что суды стали подходить менее формально. Например, назначают альтернативную медицинскую экспертизу. И, естественно, эти застрахованные проходить такую экспертизу отказываются. А поскольку уголовное дело не возбуждено – заставить человека ее пройти невозможно.

Позиция судов по спорам относительно страхового мошенничества останется прежней, пока страховщики не представят Верховному суду «железобетонные цифры», что мошенничество растет, уверен Игорь Жук из ЦБ.

 

Покажите ваше бюро

 

По мнению главы департамента страхового рынка ЦБ Игоря Жука, бороться с мошенниками можно только юридическими и экономическими методами. Например, через создание бюро страховых историй (БСИ) и повышение тарифа для «сомнительных» потенциальных клиентов.

Человек, который приходит в страховую компанию страховать жизнь, должен «попадать» на группу вопросов и базу данных, которая покажет, что этот клиент прошел уже 3–5 компаний. И, наверное, тариф для него должен быть существенно повышен, – сказал он.

Игорь Жук подчеркнул, что инициатива о создании БСИ по страхованию жизни должна исходить от самих компаний.

 

Участники рынка надеются, что бюро страховых историй «по жизни» будет запущено в течение года: сейчас рабочая группа на базе АСЖ выбирает БСИ, которое будет объединять страховщиков жизни по сбору информации, рассказал Сергей Перелыгин из «PPF Страхование жизни». По мнению Александра Зарецкого, одним из вариантов может быть присоединение к бюро кредитных историй банков.

 

Кроме того, страховщики жалуются, что расследованию страховых случаев очень мешают частые факты отказа медицинских учреждений предоставлять компаниям информацию о состоянии здоровья застрахованного. Больницы ссылаются на медицинскую тайну, хотя при заключении полиса человек дает письменное согласие на передачу этих сведений страховщику.

Мы подняли вопрос на майском совещании (в мае 2015 года. – Прим. ред.) с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, именно в связи с «ростовским делом», чтобы медучреждения были обязаны выдавать страховщикам жизни эту информацию по запросу. Шувалов поручил этот вопрос проработать в течение месяца и представить проекты нормативных документов, — рассказал президент АСЖ.

Умер вместо брата

 

Проблема организованного мошенничества для страховщиков жизни абсолютно новая, признает Александр Зарецкий. При этом он подчеркивает, что единичные случаи попыток подделать страховой случай по полису страхования жизни всегда были связаны не с осознанным членовредительством, а именно с фальсификацией документов.

У нас был клиент, который прошел медобследование, – это обязательно при страховании жизни на большие суммы – а через полгода умер от рака. То есть полгода назад он был абсолютно здоров, а потом у него оказалась последняя стадия онкологии. Выяснилось, что медосвидетельствование проходил его брат, — приводит пример президент АСЖ.

 

Один из первых случаев мошенничества – наш клиент умер от сердечного приступа на Украине, документы представила его жена, — продолжает страховщик. — Нам показалось очень подозрительным, что его кремировали буквально на следующий день после смерти без всякого медосвидетельствования. Наши детективы выяснили, что все документы были липовыми – клиент был жив, скрывался от российской налоговой полиции на Украине, и у него был бизнес – организовывал постоянное место жительство в странах Ближнего Востока и Африки для россиян.

 

Еще был случай: аквалангист нырнул где-то в северных морях и не всплыл. А у нас ограничение на экстремальные виды спорта – любители погружаются до 25 метров, а если глубже – считаются профессионалами, и это исключение из покрытия. Мы общались с семьей. Выяснилось, что человек занимался этим профессионально, плюс еще были сомнения – вдруг он где-то все-таки всплыл и исчез, — рассказывает Александр Зарецкий.

Также он рассказал про случай в Волгограде, когда приятель застрахованного опознал его в выловленном из реки трупе без кистей рук.

Затем мы по соцсетям увидели, что человек жив-здоров, — говорит страховщик.

 

Это были единичные случаи, и они нас не особо беспокоили, потому что это классика страхования – они всегда были и всегда будут. А организованное мошенничество, как в ростовском деле, – вещь очень опасная, так как за этими людьми, по всей видимости, стоят местные преступные группы, обладающие коррупционными связями с рядом работников медицинских и государственных учреждений. После этой истории мы прекратили широко предлагать страхование от инвалидности второй группы, значительно ограничив страховые суммы, — подытоживает эксперт.

Однако совсем дикие схемы с членовредительством все-таки существуют. Как поделился гендиректор юридической компании «Главстрахконтроль» Николай Тюрников, в Екатеринбурге группа мошенников оформляет страховку жизни лицам без определенного места жительства, предварительно «устроив» их директорами фиктивных предприятий. Затем людям наносят увечья и травмы, после чего заявляют случаи в страховую компанию.

Мошенники, отработавшие свои схемы в автостраховании, переходят на рынок страхования жизни, — отмечает юрист.

Не все так просто

 

Страховым компаниям нередко мерещится мошенничество там, где его нет, и поэтому каждая ситуация требует отдельного разбирательства, считает Николай Тюрников.

Я вел дело, когда человеку в течение десяти месяцев не выплачивали ипотечную страховку в 1,8 миллиона долларов – он взял большой кредит на семь таунхаусов, — рассказал глава «Главстрахконтроля». – Дело в том, что договор был заключен 30 декабря, а 31 декабря заемщик оказался в Индии, где попал в аварию: на скутере столкнулся с автобусом, в результате чего сломал позвоночник и стал инвалидом первой категории.

Как говорит юрист, компания заподозрила, что травму человек получил раньше, а потом заключил договор страхования и инсценировал страховой случай за рубежом, чтобы получить страховку.

Сомнения были и у меня – такое совпадение, что страховой случай происходит на следующий день после покупки полиса, случается нечасто, — признает Николай Тюрников. — Но я проанализировал, сколько времени уходит на заключение ипотечного договора и приобретение недвижимости, проверки со стороны банка и страховой – это несколько месяцев. Нам удалось добиться полной выплаты от страховой компании в досудебном порядке в течение всего двух недель. На самом деле не всегда все обстоит так, как кажется на первый взгляд.