Ограничение нефтедобычи само по себе не сможет запустить рост российской экономики.
Нефтяной сговор: чего ждать российской экономике
Depositphotos.com

Россия и три страны — участницы ОПЕК, вопреки прогнозам, договорились заморозить нефтедобычу на уровне 11 января 2016 года при условии согласия других производителей. 17 февраля о готовности присоединиться к договору заявил Иран, что вызвало бурный рост нефтяных котировок и рубля. Банки.ру спросил у экспертов, можно ли теперь ожидать роста цен на нефть и поможет ли эта нефтяная дипломатия российской экономике.

 

Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла готовы заморозить добычу нефти на уровне января, если к этой инициативе присоединятся другие производители, заявил министр энергетики РФ Александр Новак по итогам переговоров с представителями трех стран — членов ОПЕК.

По итогам встречи четыре страны — Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла — готовы сохранить в среднем в 2016 году объемы добычи нефти на уровне января 2016-го и не превышать его. Решение будет принято, если другие производители присоединятся к этой инициативе, — цитирует слова Александра Новака Минэнерго.

О том, что министры энергетики России и ряда стран ОПЕК договорились заморозить добычу нефти на уровне 11 января, сообщало ранее агентство Bloomberg. О своей готовности присоединиться к заморозке добычи на уровнях января позднее заявили еще некоторые нефтедобывающие государства — Алжир, Нигерия, Эквадор.

 

В Goldman Sachs полагают, что соглашение не окажет серьезного влияния на нефтяной рынок. Аналогичной позиции придерживаются и эксперты Deutsche Bank. 16 февраля, сразу после объявления договоренностей, цены на нефть стали резко падать: в моменте падение достигало 5%. Но 17 февраля, после заявления представителей Ирана о готовности присоединиться к соглашению, нефтяные цены полностью отыграли падение и даже оказались в плюсе. Нефть марки Brent вновь торговалась на уровне выше 34 долларов за баррель. Рубль на торгах 17 февраля в моменте укреплялся почти на 5% к доллару и на 3,5% к евро.

 

Портал Банки.ру спросил у экспертов, какое влияние окажет нефтяной сговор на российскую экономику и поможет ли развернуть тренд нефтяных котировок в сторону роста.

 

«На рынке сохранится огромный профицит нефти»

 

Мадс Койфойд, глава отдела макроэкономических стратегий Saxo Bank:

 

— Мы не верим в то, что соглашение между Россией, Саудовской Аравией, Катаром и Венесуэлой развернет цены на нефть, и, соответственно, не ждем значительного эффекта для российской экономики. Она находится в тяжелом состоянии из-за отсутствия реформ и воздействия ряда краткосрочных неблагоприятных факторов, включая низкие цены на сырье. Поскольку, на наш взгляд, цены на нефть не вырастут в результате заморозки объемов добычи, негативное воздействие на экономику сохранится. В прошлом году российская экономика сократилась на 3,7%, в этом году ожидается спад на уровне 0,5—1%. Инфляция останется высокой на протяжении всего 2016 года, хотя в течение года возможно ослабление инфляционного давления за счет эффекта статистической базы и относительной стабильности цен на сырье.

 

Заморозку объема добычи на январских уровнях можно считать позитивным событием, поскольку это первое координированное решение за несколько лет. И все же нефть не смогла развить восходящую динамику. В этом нет ничего удивительного, если копнуть глубже. Заморозка объемов добычи на январских уровнях не будет способствовать сокращению объема предложения в 2016 году, а это значит, что на рынке сохранится огромный профицит нефти. Более того, решение должны поддержать и другие страны производители, включая Ирак и Иран. При этом на Иран вряд ли стоит рассчитывать в этом отношении. Таким образом, на первый взгляд, это событие кажется весьма оптимистичным, но его недостаточно, чтобы подстегнуть рост цен и вывести их за пределы текущего диапазона.

 

«Я бы не рекомендовал сейчас срочно менять валюту»

 

Станислав Новиков, управляющий директор «БКС Ультима»:

 

— Это важный фактор в стабилизации цен на нефть, но все зависит от того, каким образом будут соблюдаться эти договоренности и какие объемы сырья будут поступать на мировой рынок в условиях переизбытка предложения. Понятно, что ни Россия, ни страны ОПЕК не хотят терять долю рынка. Поэтому важно понимать механизм соблюдения этих договоренностей. На котировки оказывают давление и данные по макроэкономике в ЕС, США и Китае, темпы роста которого замедляются и являются одним из важных факторов падения нефтяных цен. Важно понимать, что нефть — это не какая-то компания в предбанкротном состоянии, акции которой обнуляются, а натуральное сырье, спрос на которое все еще растет из года в год. Разворота тренда в нефтяных ценах, по нашему мнению, можно ждать ближе к третьему кварталу. В среднем себестоимость добычи нефти в мире хотя и снижается, но уже достаточно близка к ее рыночной стоимости. Из-за этого многие добывающие компании замораживают либо уменьшают свои инвестиционные проекты, урезают расходы, заложенные на будущее. К примеру, в США за неполные полтора года число буровых установок сократилось в три с лишним раза — с 1 609 в октябре 2014 года до 439 сегодня. Поэтому в базовом сценарии мы закладываем пусть небольшой, но все же рост цен — на уровне 40—42 долларов за баррель Brent в третьем — четвертом кварталах года. Уверен, профессиональные трейдеры не преминут воспользоваться шансом извлечь выгоду из вероятного восстановления нефтяных цен. Они точно знают, что ни один шторм не может длиться вечно.

 

Что касается российской валюты, на рубле это соглашение никак не отразится. Рубль следует за нефтью, а Россия и страны ОПЕК фактически договорились о том, что добыча нефти остается на текущих уровнях. Если часть производителей все же сократят свою добычу, например сланцевые производители в США, тогда это может подтолкнуть цены на нефть вверх — до 40 долларов и выше за баррель — и вызвать укрепление рубля. Если снижения добычи не произойдет, то для рынка это нейтральное событие.

 

Тем, кто пытается следовать определенной инвестиционной или сберегательной стратегии, я бы не рекомендовал сейчас срочно что-то менять. Тем, кто имеет запасы в валюте, я бы не советовал ее продавать. Тем, у кого рубли, я бы не рекомендовал покупать валюту. Потому что рубль может как укрепиться, так и ослабнуть, а шансы потерять деньги выше, чем вероятность заработка.

 

«Цены на нефть — это только часть проблемы»

 

Игорь Николаев, директор института стратегического анализа «ФБК»:

 

— Проблемы российской экономики зависят не только от цен на нефть. Есть еще структурные диспропорции, структурные проблемы, которые являются основой того кризиса, в который мы вошли. Есть санкции, которые являются мощным фактором, влияющим на экономику. Поэтому цены на нефть — это только часть проблемы.

 

Способны ли договоренности между Россией, Саудовской Аравией, Катаром и Венесуэлой повлиять на нефть? Кратковременно — да. Даже на слухах о том, что такое решение есть, котировки могут вырасти. Но есть и другие страны — производители нефти. У Соединенных Штатов Америки стимула снижать добычу совершенно нет. Америка получает преимущества и выгоды как раз при дешевой нефти, их товары становятся более конкурентоспособными, именно поэтому с американской экономикой все более-менее хорошо.

 

Думаю, что кроме Америки и другие страны не очень будут жаждать заморозить нефтедобычу. Так что это решение долговременного влияния на российскую экономику не окажет.

 

«История показывает, что квоты обычно никогда не соблюдаются»

 

Екатерина Крылова, главный аналитик Промсвязьбанка:

 

— Пока достигнута лишь предварительная договоренность между четырьмя странами: Россией, Саудовской Аравией, Катаром и Венесуэлой. Для вступления в силу соглашения необходимо согласие всех стран ОПЕК. Для нефти пока данная новость довольно негативна, так как в условиях предлагаемого соглашения значится не сокращение добычи, а лишь ее фиксация на январском уровне. Для России и совокупно для стран ОПЕК это максимальные исторические уровни. Иран может пойти на соглашение, только если нарастит добычу до предсанкционного уровня, а это еще плюс примерно 1 миллион баррелей в день. Но даже если все страны ОПЕК согласятся, что крайне маловероятно, в любом случае это не особенно поможет рынку сбалансироваться и поддержать цены на нефть. История показывает, что квоты обычно никогда не соблюдаются, и, скорее всего, даже при установлении лимитов по добыче в этот раз они также будут нарушены. В особенности со стороны Ирана. То есть соглашение опять будет лишь формальностью, а рынок останется профицитным по предложению нефти.

 

Чтобы цены на нефть перестали падать, необходимы не просто договоренности. Необходимо, во-первых, сбалансировать рынок, нарастить спрос, что крайне тяжело в условиях сильно замедляющегося Китая, основного мирового потребителя нефти. Во-вторых, необходима смена эпохи сильного доллара, которую спровоцировал разрыв в кредитных циклах США и остального мира, — все это не сиюминутная перспектива, мы считаем, что вступили в эпоху низких цен на нефть. Они, безусловно, вырастут в ближайшие три года, но это будут уже не трехзначные цифры: по нашим оценкам, в 2019 году цена нефти Brent будет в среднем на уровне 65—70 долларов за баррель.

 

«Договоренности не приведут к росту цен на «черное золото»

 

Богдан Зварич, аналитик группы компаний «Финам»:

 

— На мой взгляд, решение о заморозке уровней добычи вряд ли окажет серьезное влияние на рынок энергоносителей. Это, возможно, стабилизирует ситуацию, однако не приведет к росту цен на «черное золото». Дело в том, что, пока сохраняется перепроизводство нефти, этот фактор будет давить на котировки и не позволит рынку энергоносителей подняться выше уровня 40—50 долларов за баррель по нефти марки Brent.

 

Если бы удалось договориться о снижении добычи, это стало бы сильным сигналом для начала роста цен на нефть. Однако пока, на мой взгляд, Саудовская Аравия, как один из основных игроков на рынке нефти, не готова идти на подобные шаги. Вполне возможно, если снижение рынка энергоносителей возобновится и нефть марки Brent уйдет к уровню 25 долларов за баррель, тогда Саудовская Аравия изменит свою позицию, что позволит снизить общемировую добычу нефти. Это, в свою очередь, приведет к снижению предложения на рынке и росту цен.

 

«России очень выгодно зафиксировать добычу нефти на текущем уровне»

 

Анна Кокорева, аналитик «Альпари»:

 

— С большой вероятностью договоренность поможет остановить падение цен на нефть. Нефтяные переговоры показали, что страны готовы идти на компромисс, и для инвесторов это важно. Чем больше стран поддержит заморозку добычи на январских уровнях, тем сильнее будет поддержка для нефтяных цен. Несмотря на то что пока котировки снижаются, в среднесрочной перспективе рынок должен стабилизироваться. На серьезный рост рассчитывать не стоит, но обновления локальных минимумов произойти не должно.

 

В России, по данным ЦДУ ТЭК, в январе было добыто 10,878 миллиона баррелей в сутки. Фактически это пиковое значение. России очень выгодно зафиксировать добычу на текущем уровне. Если добыча в течение года будет оставаться на этом уровне, по итогам года она составит 541 миллион тонн, и по отношению к прошлому мы все равно получим рост. В базовом сценарии Минэкономразвития на 2016 год (подготовлен в октябре 2015 года) добыча прогнозировалась в объеме 533 миллиона тонн при среднегодовой цене на нефть в 50 долларов за баррель, при цене 40 долларов за баррель — в объеме 526 миллионов тонн.

 

Фактически Россия сможет удовлетворять свои нужды, осуществлять обязательства по текущим контрактам и при этом увеличивать объемы поставок топлива за рубеж. Значит, при добыче на данном уровне доходы бюджета имеют шанс на рост. Но как минимум большая часть стран, добывающих нефть, должна присоединиться к решению по заморозке.