Военная служба стала популярной благодаря патриотической волне и экономическому кризису.
Армия как последняя надежда
Василий Александров / Коммерсантъ

Уровень доверия к армии в России вырос до самых высоких показателей за постсоветские годы. Граждане гордятся состоянием Вооруженных сил, приветствуют сохранение призыва и даже готовы отправить близких на срочную службу. Дело не только в послекрымской волне патриотизма, которую поддержала операция в Сирии. В период кризиса армия представляется многим «островком стабильности», где престижная работа сочетается с высокими социальными гарантиями.

 

По данным «Левада-центра», доля уверенных, что Вооруженные силы успешно отразят агрессию извне, за последние 10 лет выросла с 62 до 81%, по данным ВЦИОМа – с 60 до 89%. Доля тех, кто опасается поражения, снизилась с 28 до 11% («Левада-центр») или с 31 до 8% (ВЦИОМ). Министру обороны Сергею Шойгу доверяют 88%, одобряют его деятельность 84%, что даже выше уровня одобрения президента Владимира Путина – 83% (все по данным ВЦИОМа).

 

Отношение к Вооруженным силам изменилось не только на общегосударственном, но и на личном уровне. Все больше людей готовы отказаться от перехода к профессиональной армии и доверить генералам жизнь и здоровье близких. 10 лет назад Россию потрясла трагедия рядового Андрея Сычева, который потерял здоровье от издевательств «дедов». Тогда 62% опрошенных выступали за переход к набору по контракту, сохранение призыва поддерживали 32%. Сейчас ситуация зеркально изменилась: 58% за сохранение призыва, против – 37%. Такие же изменения произошли и в отношении к призыву близких родственников: в 2006 г. 53% стали бы искать способ уклониться от службы, за ее прохождение выступали 34%. Сейчас 58% считают, что лучше отслужить, «закосить» – всего 27%.

 

Отношение к армии изменилось по многим причинам. Действия спецназа в Крыму и авиации в Сирии, чьи успехи подчеркивались центральными телеканалами, демонстрация современной боевой техники на парадах Победы подогрели патриотические настроения в обществе, ностальгию по временам уверенности в том, что «Красная армия всех сильней», отмечает замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин. Готовность отправить в армию своих близких основана на ощущении высокой безопасности службы. Масштабных боевых действий, подобных войне в Афганистане и Чечне, российская армия сейчас не ведет. Официальные лица отрицают возможность наземной операции в Сирии, а также участие, ранения и гибель российских военных в гражданской войне на востоке Украины; большинство граждан доверяют этим сообщениям. Кроме того, в последние годы существенно сократилось число публикаций в СМИ о неуставных отношениях и их жертвах, что также сказалось на снижении страха перед службой в армии, полагает Гражданкин.

 

Читать далее