Не сомневаюсь, что многие сейчас ехидничают. Мол, Киев столько раз грозился затаскать Россию по всем трибуналам и арбитражам, от Стокгольма до Гааги, а в суд потянули всё-таки Украину. Однако, злорадствовать тут нечему. Всегда печально, когда соседи с шумом выясняют отношения в судебных коридорах вместо того, чтобы договориться полюбовно.
О суде над Украиной
Иван Коваленко / Коммерсантъ

Однако нынешние киевские власти показали свою недоговороспособность, которую вынужденно засвидетельствовали германские посредники. И теперь в хитросплетениях российско-украинских денежных и прочих отношений последних лет будет разбираться Высокий суд Лондона. Такой исход был вполне ожидаем после того, как Киев объявил мораторий на возврат 3-миллиардного российского долга, а Москва объявила это дефолтом. Неожиданностью можно считать место судебной тяжбы, которое избрали власти РФ (чем-то это напоминает дуэль, где выбор оружия остаётся за оскорблённой стороной).

 

В чём состоит хитрый план России, да и вообще - какие перспективы у этого иска?

 

Начнём по порядку.

 

Почему Высокий суд Лондона - это нетривиальный ход в данном деле?

 

Потому что по юридическим понятиям, арбитраж - а согласно условиям выпуска еврооблигаций Россия могла инициировать процесс в Лондонском международном арбитражном суде (LCIA) - более уместный орган для рассмотрения экономических споров между хозяйствующими субъектами и целыми странами. Кроме того, решения LCIA обязательны для принудительного исполнения в 150 странах Нью-Йоркской конвенции. То есть, в случае положительного для Минфина РФ вердикта искать и арестовывать украинское госимущество можно было бы практически по всему миру. Но российские власти выбрали открытый процесс.

 

Почему?

 

Вероятно, исходя из ожидаемых контраргументов украинской стороны. Они примерно таковы. Во-первых, Россия предоставила 3 млрд долл. правительству Виктора Януковича в качестве взятки за отказ от евроинтеграции. Во-вторых, Минфин РФ не проявил должной осмотрительности, выкупая заём, поскольку в то время в Киеве уже вовсю шли массовые выступления против действующей власти и надёжность заёмщика пошатнулась. В-третьих, своими агрессивными действиями в Крыму и на Востоке Украины Россия сознательно ухудшила экономическое и финансовое положение должника, фактически своими руками приведя его к неплатёжеспособности. В-четвёртых, согласно договору о реструктуризации коммерческих займов, Киев не может никаким другим кредиторам предоставлять более выгодных условий погашения долгов. И, в-пятых, Украина готовится подать против России иск о компенсации нанесённого ущерба, спорная сумма займа могла бы пойти в зачёт выставленных требований.

 

Официально и полуофициально российская сторона говорит о собственном нежелании политизировать процесс. Мол, есть условия выпуска еврооблигаций, есть факт неплатежа, что ещё надо для обращения взыскания на имущество должника? И никакой политики. Но по факту, выбор открытой судебной трибуны говорит как раз о том, что Россия была бы не против извлечения на свет Божий всех аспектов киевских событий конца 2013 - начала 2014 года, всех подробностей операции в Крыму и гражданской войны на Востоке. Ведь если сторона ответчика заявит перечисленные выше возражения, Высокий суд будет обязан их максимально подробно исследовать - с истребованием документов, заслушиванием свидетелей, назначением экспертиз (нечто подобное мы все имели возможность наблюдать в ходе процесса Борис Березовский vs Роман Абрамович).

 

По всей видимости, в Кремле считают, что такого рода открытые слушания больше повредят Украине, чем России. Даже если итог будет не в пользу кредитора.

 

Может ли он оказаться таким?

 

Кто знает... Юристы-международники говорят, что сейчас невозможно прогнозировать ни исход процесса, ни даже его длительность. По их мнению, в арбитраже при разбирательстве в закрытом режиме Минфина РФ было бы больше шансов если не на стопроцентную победу, то хотя бы на вполне удовлетворительный компромисс. Тогда как исход открытых судебных слушаний во многом зависит от искусства представлять аргументы, и здесь довольно много от театра: чьи актёры убедительнее, тот и победил. С другой стороны, в арбитражном процессе по поводу ЮКОСа Россия проиграла, а вот Роман Абрамович у Бориса Березовского в Высоком суде таки выиграл, хотя правда была на стороне беглого олигарха. Возможно, этот нюанс тоже сыграл свою роль.

 

То есть, перспективы возврата 3 млрд долл. будущим российским пенсионерам (в облигации Украины вложены средства ФНБ) более чем туманны. Но, по крайней мере, своё шоу Россия на эти деньги получит. Готовы запасаться попкорном и следить? А ставку на исход не хотите сделать?

 

A-nalgin.livejournal.com