Крымский вопрос - он словно калитка. Дмитрий Медведев его снова закрыл, Александр Турчинов опять открыл. Но пока политики говорят, практики - действуют.
О начале возврата Крыма в состав Украины
Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Директор департамента украинского МИДа Алексей Макеев высказался в том духе, что отсчёт времени до возвращения полуострова уже пошёл. Задачи по организации международного переговорного процесса по деоккупации Крыма уже есть и мы начали их реализовывать в рамках Мюнхенской конференции по безопасности в контакте с другими странами мира, заявил он.

 

То есть, по мнению украинской стороны, пошла практическая работа. Что же конкретно сделано и делается?

 

Первая задача с точки зрения Украины очевидна. Представители Российской Федерации всё ещё пытаются делать вид, что темы Крыма не существует для России. Тема Крыма существует для всего мира. Нужно сделать так, чтобы Российская Федерация, наконец, это тоже поняла.

 

Правда, Россия этого в упор не понимает. И не принимает. Крым является частью российской территории. Там был проведён референдум, мы изменили свою Конституцию. Республика Крым и город Севастополь являются частью Российской Федерации, - в очередной раз озвучивает российскую позицию Дмитрий Медведев.

 

Такая твёрдость означает, что усадить Россию за стол переговоров можно только силой. Вряд ли в Киеве этого не осознают. Тем не менее, в МИДе рассуждают о том, как эффективно обустроить переговорную площадку. Кого пригласить, куда посадить, какие цветочные композиции должны быть на столах.

 

Понятно, что эти вопросы сложные и враз не решаются. Отсюда вторая задача - поддерживать ожидания перемоги среди украинцев. Пусть и не по линии МИДа, но идут в ход слухи со ссылкой на разговоры с крымским приятелем о том, что:

 

- многие из тех крымчан, кто сначала поддерживали референдум 2014 года, сегодня вырвали последние волосы из головы и всё больше людей задаются вопросом "нахрена?";

 

- энергомост - фикция, транспортный мост - ещё больше фикция, туристический сезон - совсем фикция;

 

- все запуганы, атмосфера страха, как в 1937 году (говорит человек, который по возрасту годится пережившим 1937-й разве что во внуки), многие втайне ждут возвращения и с пониманием относятся к блокаде, санкциям, давлению.

 

Ну и третью задачу, продолжение дипломатии другими средствами, озвучил уже советник украинского президента Владимир Горбулин. По его словам, потенциала дипломатических средств решения проблем донбасского конфликта и аннексированного Крыма осталось не более чем на два-три года, и в скором времени остро встанет вопрос активного и эффективного привлечения другого инструмента внешнеполитической деятельности — вооружённых сил. Судя по сообщениям, практическая работа и в этом направлении активно ведётся, хотя её результаты не афишируются.

 

Такой вот у Киева стратегический план. Достаточно понятный, а вот реалистичный ли? Как вы оцениваете вероятность успеха? И что могли бы противопоставить с российской стороны?

 

A-nalgin.livejournal.com