Сохранение добычи на пиковых уровнях не повысит цены на нефть.
Нужна ли России договоренность с ОПЕК
Depositphotos.com

В конце января российский министр энергетики Александр Новак пообещал, что Россия встретится с ОПЕК для обсуждения возможного снижения добычи нефти. Тогда это заявление привело к росту нефтяных котировок. В этот вторник Новак провел переговоры с тремя странами ОПЕК – Саудовской Аравией, Катаром и Венесуэлой, – и объявил о договоренности заморозить добычу нефти на уровне января. Эта новость привела к падению нефтяных котировок. Что не так?

 

Во-первых, Саудовская Аравия и Россия в январе были близки к историческим максимумам добычи и их сохранение не означает изменения политики. Правда, в России в 2016 г. есть риски сокращения добычи из-за плохих экспортных перспектив и возможного повышения налогов. Сможем ли мы соблюдать договоренность с саудитами «снизу»?

 

 

Во-вторых, договоренность, как выяснилось, будет иметь силу, «если другие производители присоединятся к этой инициативе». Круг этих «других» не очень понятен. Сегодня в Тегеране вопрос обсудят министры нефти Венесуэлы, Ирана и Ирака. Иран только выходит на рынок после санкций, с ним договориться будет сложно. Ирак, в прошлом году ставший вторым после США по наращиванию темпов добычи, вроде бы готов разговаривать об общих решениях. Но как быть с американскими производителями? Их очень много, они не входят в ОПЕК, они станут бенефициарами повышения цен на нефть, снова повысят предложение – и начинай сказку сначала.

 

То есть, в-третьих, рынок нефти сегодня организован уже совсем не так, как раньше, когда решения ОПЕК о снижении добычи приводили к росту цен. Скажем, в 1998 г. после резкого падения цен на нефть с $25 до $10 за барр. ОПЕК договорилась о снижении добычи на 2,1 млн барр. в сутки с Мексикой, Норвегией, Россией и Оманом (не входящими в картель). В 1999 г. нефть стоила уже $16, а в 2000 г. – $30.

Читать далее