Экспортеров подвела политика: почти в три раза упали объемы поставок на Украину, на Западе в условиях санкционной войны закупщики стали настороженно относиться к продукции из России.
Экспорт российской водки упал на 40% в 2015 году
Коммерсантъ/Харламов Вадим

Как видно из данных таможенной статистики, которую “Ъ” представили несколько участников рынка, в 2015 году из России за рубеж было поставлено водки и ЛВИ на сумму $111,9 млн. Это на 40,2% меньше, чем в 2014 году ($187,1 млн). В физическом объеме, по расчетам Центра изучения федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА), объем экспорта упал за год примерно на 42%, до 4,35 млн дал, что является самым низким показателем после 2005 года.

 

Главным российским экспортером водки и ЛВИ остается холдинг Roust («Русский стандарт», «Зеленая марка», «Парламент») миллиардера Рустама Тарико: доля его продукции в общем объеме экспорта составила 60,25% в денежном и 59,7% в натуральном выражении. Как сообщил “Ъ” представитель Roust, общие объемы экспорта компании в прошлом году снизились на 29% к 2014 году, что связано со снижением продаж на ряде рынков стран СНГ, в том числе на Украине и в Казахстане.

 

Украина, с которой у России испортились отношения в 2014 году, прежде была одним из крупнейших экспортных рынков для российской водки. Если в 2013 году ее было завезено в страну на сумму $38,6 млн, то в 2014 году — уже на $12,2 млн. В 2015 году объем экспорта снизился еще в три раза — до $3,87 млн.

Кроме Украины, где сейчас практически перестали продавать русскую водку, у всех в прошлом году были слабые результаты в Азербайджане из-за девальвации маната,— отмечает топ-менеджер крупной водочной компании.

В деньгах поставки водки и ЛВИ в Азербайджан сократились в два раза — с $10,56 млн до $5,3 млн.

 

Объемы экспорта товаров из России в Казахстан не учитываются ФТС, так как обе страны являются членами Таможенного союза. В 2014 году в ЦИФРРА оценивали поставки водки российского производства на казахский рынок в объеме до 1 млн дал. Причиной их сокращения в прошлом году участники рынка называют протекционистскую политику властей республики, которые обязали местных дистрибуторов вносить на специальный депозит обеспечительные платежи под товар, завозимый из России.

В зависимости от курса тенге к рублю дистрибутор в прошлом году должен был платить 4–6 млн руб. за одну машину с 20 тыс. пол-литровых бутылок водки,— рассказали в экспортном отделе Алкогольной сибирской группы (АСГ; “Пять озер”, “Белая березка”, “Хаски”).— Вернуть эти деньги можно было, только предоставив подтверждение, что завезенный товар реализован.

Крупнейшим импортером российской водки в прошлом году стала Великобритания. В Roust называют ее ключевым экспортным рынком, где доля всего портфеля водочных брендов компании в прошлом году составила рекордные 15%. «Разрыв с лидером рынка — компанией Diageo — за последние 12 месяцев сократился в полтора раза. Фактический объем продаж превысил 1,1 млн девятилитровых коробов (0,99 млн дал.— “Ъ”), а рост флагманского бренда — “Русского стандарта” составил 12%»,— доволен представитель Roust. Также, сообщил он, рост объемов поставок водки компании был отмечен в Германии — на 28%, США — на 11%, Польше — на 17%, Канаде — на 5% и Франции — на 7%.

 

 

Между тем, по данным таможни, в денежном выражении поставки российской водки и ЛВИ в прошлом году снижались в Европе и США. «В связи с укреплением валют к рублю и гривне у экспортеров водки из России и с Украины образовалась искусственная маржа, которую они пустили на то, чтобы снизить отгрузочные цены и за счет демпинга увеличить присутствие на полке за рубежом»,— объясняют в АСГ. У самой компании в 2015 году продажи в натуральном выражении за рубежом выросли на 12%, но в денежном снизились примерно на 10%.

 

Сильнее всего на статистику экспорта водки влияли политические факторы, считает директор ЦИФРРА Вадим Дробиз. «Из-за событий на Украине и в Сирии отношение к России на Западе испортилось, что может являться главной причиной снижения продаж российской водки»,— уверен эксперт. В АСГ не заметили негативного отношения к своей продукции со стороны западного потребителя, но признают, что геополитика сыграла негативную роль в отношениях с иностранными закупщиками, прежде всего в Прибалтике. «Они опасаются расширять линейку наших товаров, потому что беспокоятся, что спрос на российскую водку может упасть, что могут расширить санкции,— говорит собеседник “Ъ”.— Когда мы летом готовили отгрузки в США, то дистрибуторы отказывались в последний момент из-за непонятной ситуации с тем, каким будет ответ на продление российских санкций,— в результате мы меньше залистовали в сети».

 

Олег Трутнев

 

import