Возможно, мэрия выставит коммерсантам счета за демонтаж их строений.
От сноса торговых павильонов в Москве пострадал и крупный, и мелкий бизнес
Е. Разумный / Ведомости

«Все прошло довольно мирно – ну, угрожала пара человек себе вены вскрыть, кто-то пытался перед бульдозером встать, но это несерьезно», – делился впечатлениями от «ночи длинных ковшей» сотрудник одной из организаций, участвовавших в сносе торговых павильонов в Москве ночью с 9 на 10 февраля. Московские власти признали все эти строения самостроями и без суда отдали команду снести почти сотню объектов. Правда, продолжает он, был в этой работе один «неловкий момент» – люди, пытавшиеся остановить снос, держали в руках документы о собственности на строения. «Раньше, если нам выносили такие бумаги, мы разворачивались и уезжали», – говорит собеседник «Ведомостей».

 

 

Удивляет его и решение снести за одну ночь сразу 97 из признанных властями самостроями 104 объектов. Планировалось провести демонтаж строений поэтапно в течение весны. Планы поменялись буквально в день сноса, говорит он. Это было похоже на символический акт, говорит другой участник работ по сносу: разобрать все 97 зданий за одну ночь было физически невозможно, поэтому значительная часть из них была лишь повреждена строительной техникой и стала непригодной для эксплуатации, а разбор построек занял следующие два-три дня. Уже в пятницу структуры ГБУ «Автомобильные дороги» закатали асфальтом многие площадки, освобожденные после сноса зданий. На некоторых участках быстро возникла стихийная парковка, заметили корреспонденты «Ведомостей».

 

Финальное решение о массовом сносе принял мэр Москвы Сергей Собянин. Его сильно раздражала сомнительная с точки закона деятельность торговцев и их неаккуратные постройки, объясняют два чиновника мэрии. Пресс-службы структур правительства Москвы на вопрос, кто именно отдал распоряжение о массовом сносе, не ответили. Решение о сносе всех объектов самостроя за одну ночь было принято для того, чтобы минимизировать влияние работ на жизнь города, объяснил представитель Госинспекции по недвижимости, курировавшей работы. К работам приступили с полуночи, когда снизился поток транспорта и закрылись станции метрополитена. «Так называемые владельцы зданий пытались давить на власти, а в таких случаях власть всегда вынуждена отвечать жестко», – изложил «Ведомостям» еще одну версию один из высокопоставленных чиновников.

 

Читать далее