Реакция на снос павильонов в Москве.
 Как вы оцениваете снос торговых павильонов?
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

В ночь на 9 февраля в разных районах Москвы было снесено 104 торговых киоска, ларька и павильона, которые столичное правительство признало самостроем, угрожающим безопасности граждан и городской инфраструктуры. Снос вызвал волну возмущения в интернете и получил название "ночи длинных ковшей".

 

Михаил Вышегородцев, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве:

 

— Бизнес, по-моему, просто проспал летние поправки в статью 222 Гражданского кодекса, что позволило московским властям издать декабрьское постановление N829. И благодаря этому они сейчас действуют в правовом поле, снося строения, имеющие признаки самостроя и угрожающие безопасности граждан. У меня есть два ответа от прокурора Москвы, подтверждающие это. Почему проспали — сложно сказать: может, лето расслабило и не очень хотелось заниматься этой проблемой в кризис. Другое дело, что власти могли бы обсудить с бизнес-сообществом свое решение и более избирательно подходить к тому или иному объекту. Среди сносимых есть такие, которые могли бы существовать после определенных переделок, переноса коммуникаций. Полагаю, сейчас последует череда судебных разбирательств вплоть до обращения в Конституционный суд: бизнесмены попытаются получить компенсацию.

 

Андрей Бильжо, художник, ресторатор:

 

— У меня сложное чувство. Стоявшие у "Кропоткинской" киоски по внешнему виду — жуть, но ночной снос проведен нагло, по-бандитски. Сделано это не вовремя, сегодня время хреновое, народу выживать надо. У нас все сначала "до основания, а затем..." Только "затем" никогда не наступает. Все можно было сделать иначе. Сейчас у нас и так много недовольных, а теперь их станет на несколько тысяч больше.

 

Максим Недякин, совладелец розничной сети SPAR:

 

— То, что происходило раньше с торговыми павильонами в Москве, совершенно не украшало город и не влияло на нашу экономику положительно. Но намерения правительства по поводу торговых павильонов я не могу назвать правильными. Нельзя решать проблемы так резко — полностью все сносить, торговую зону можно было сделать более цивильной. К тому же огромное количество людей осталось без работы, им будет нечем кормить свои семьи. Решение этой проблемы я вижу в поддержке малого бизнеса.

 

Сергей Казинец, партнер юридической фирмы АВЕЛАН:

 

— Все сделали в спешке, несолидно и не по уму. Есть понятная законная процедура, которую надо соблюсти, и непонятно: терпения, что ли, не хватило или что еще. Все очень похоже на акцию устрашения. Самое страшное заблуждение, на которое упирают власти, это ссылка на статью 222 Гражданского кодекса, поправки в которую спешно внесли летом прошлого года. Часть 4 этой статьи дает право местным органам власти сносить только строения, владелец которых не установлен. Если же он есть, как в данном случае, то ему должно быть направлено извещение со сроком сноса. И ни слова о том, что снос возможен без решения суда. А раз так, то есть общий порядок: обращение в суд, его решение и только потом снос.

 

Владимир Ресин, депутат Государственной думы, в 2001-2011 годах первый заместитель мэра Москвы:

 

— Вполне логическое решение, к которому привела сама жизнь. Если вспомнить, сколько неприятностей приносили незаконно построенные "временно-капитальные сооружения" реализации многих проектов города, то понимаешь, что когда-то все равно пришли бы к такому жесткому решению. Например, реконструкция "большой Ленинградки" в районе метро "Сокол" на несколько лет забуксовала из-за невозможности сноса одной торговой палатки. Был вырыт котлован, стянуты огромные ресурсы, и дело не двигалось с места несколько лет. Сейчас Москве надо развиваться, а временные постройки возле станций метро этому лишь мешают.

 

Владлен Максимов, председатель профсоюза предпринимателей "Лига свободы":

 

— Большой ошибкой было проводить данный процесс в таком виде. Основные претензии со стороны правительства были к учредителям. А мы получили конфликт с арендаторами, которые больше всех и пострадали. Нужно было обойти каждого арендатора, заблаговременно предупредить о сносе. Люди оставались в неведении до последнего момента, отсюда и массовые недовольства. К тому же в кризис несвоевременно оставлять такое количество людей без работы.