Мелинда Гейтс добилась больших успехов в благотворительности, но теперь меняет стратегию семейного фонда объемом $41 млрд. Новая цель — защита прав женщин.
Как жена Билла Гейтса стала самым влиятельным меценатом в мире
REUTERS / J.P. Moczulski

Эта встреча была одной из самых представительных за всю историю собраний женщин-лидеров на саммите G7. В сентябре 2015 года канцлер Германии Ангела Меркель приняла в своей резиденции главу Всемирной организации здравоохранения Маргарет Чен, гендиректора General Motors Мэри Барра, премьер-министра Норвегии Эрну Сульберг, экс-премьера Дании Хелле Торнинг-Шмитт, президента Либерии, лауреата Нобелевской премии мира Элен Джонсон-Серлиф и королеву Иордании Ранию аль-Абдулла. А на почетном месте за круглым столом на две дюжины гостей, прямо напротив Меркель, сидела Мелинда Гейтс. Она выступала первой с вдумчивой и страстной четырехминутной речью:

Когда женщины оказываются в роли лидеров, то достигают поставленных целей. Для этого нужно, чтобы у нас был собственный голос. И чтобы мы делали инвестиции, серьезные инвестиции в поддержку женщин и девочек…

Среди участниц встречи Гейтс была единственной, кто может добиться своего в одиночку. Над премьер-министрами есть парламент, над гендиректорами — совет директоров.

 

А у Мелинды Гейтс есть фонд на $41,3 млрд, которым она и ее муж Билл Гейтс распоряжаются, как сочтут нужным.

 

В первые 15 лет своего существования Bill & Melinda Gates Foundation выделял впечатляющие ресурсы на борьбу с полиомиелитом и малярией и на эксперименты в области образования. Однако в последние годы Мелинда Гейтс тратит все больше усилий и средств на другом направлении.

 

По данным ООН, 60% самых бедных людей на планете и две трети неграмотных — это женщины. Избыточная смертность в развивающихся странах (формулировка МВФ) означает, что ежегодно мир теряет 3,9 млн женщин: из них две пятых вообще не появляются на свет, одна шестая часть умирают в раннем детстве и более трети — в репродуктивном возрасте.

Что является самой важной задачей нашего времени? — рассуждает Мелинда Гейтс. — Это искоренение бедности. Для того чтобы это сделать, надо сосредоточить внимание на женщинах и девочках.

Бедность и сексизм связаны, и Гейтс готова поставить миллиарды долларов на то, что эти проблемы можно победить. Супруга богатейшего человека планеты и бывший генеральный менеджер информационных продуктов Microsoft производит впечатление прагматичного технократа, который руководствуется не внешними эффектами, а конкретными данными и четкими целями.

Я все время искала правозащитника, который бы сосредоточился на проблемах женщин, — рассказывает она. — Я знала, что это должна быть женщина. Мы обсуждали в фонде, кого можно было бы пригласить. Но я не видела никого, кто для меня воплощал бы голос женщин всего мира. И я подумала: раз я этим занялась, значит мне нужно взять все на себя.

Мелинда Френч Гейтс родилась и выросла в Далласе в семье аэрокосмического инженера и домохозяйки. У родителей был небольшой бизнес по сдаче в аренду жилья. С этих доходов оплачивалась учеба Мелинды, ее сестры и двух младших братьев в колледже. По выходным дети помогали мыть и ремонтировать сдаваемые комнаты и вести бухгалтерский учет на компьютере. Мелинда окончила Университет Дьюка, за пять лет получив диплом бакалавра по специальностям «программирование» и «экономика» и степень MBA, сознательно проскочив один год, чтобы быстрее начать карьеру.

Она всегда знала, чего хочет, — говорит ее сестра Сьюзен. — Стоит ей наметить новый проект, новую цель, и она полностью отдает себя ее воплощению.

Таким проектом в 1987 году стал Microsoft, в котором она начинала с должности менеджера продукта. Основатель компании, как всем теперь известно, однажды позвал ее на свидание на парковочной площадке. Билл и Мелинда встречались несколько лет, прежде чем поженились в 1994 году на Гавайях. В 1996-м Мелинда забеременела (это был ее первый ребенок — Дженнифер) и оставила работу. А теперь перескочим на 20 лет вперед. Дженнифер уже девятнадцать, она студентка второго курса в Стэнфорде. Сыну Рори — шестнадцать, дочке Фиби — тринадцать, и они все меньше зависят от мамы.

 

Как многие другие матери, чьи дети повзрослели, Мелинда Гейтс прошла период интенсивного самоанализа. Какие выводы она сделала?

 

Билл Гейтс спас тысячи жизней благодаря продвижению вакцинации. Мелинда Гейтс начала поддерживать гранты, учитывающие тот факт, что прививки — скорее женское, чем мужское занятие. Погружаясь в работу по управлению фондом, она постепенно переключала внимание с вертикального расширения его деятельности на горизонтальный план. В частности, на финансирование инициатив в тех сферах, которые уже привлекли внимание фонда и связаны с уязвимым положением женщин. Безусловно, тут был компонент эмпатии, однако Мелинда смотрела на ситуацию и с точки зрения рентабельности.

Когда я впервые пришла в фонд, я думала, что проблемы женщин относятся к категории менее значимых, а я не хотела, чтобы меня воспринимали как человека, который занимается чем-то незначительным, — объясняет она. — В действительности все наоборот. Проблемы женщин — самые серьезные. А, как говорит Уоррен Баффет, по мячу надо бить изо всех сил, чтобы был результат.

Знаменитый бизнесмен — доверительный управляющий и донор фонда Гейтсов (он подарил фонду 10 млн акций своей компании Berkshire Hathaway).

 

Долгие годы Мелинда Гейтс избегала публичности. Однако в конце концов решила, что это вредит делу.

Я говорю своим дочерям, что они должны иметь свой голос, и в какой-то момент я поняла, что должна стать для них в этом примером.

В апреле 2012 года на конференции TED она прочитала лекцию, посвященную планированию семьи и доступности методов контроля рождаемости в разных странах. Так Мелинда оказалась в свете софитов. Лекцию на сайте TED прослушали более миллиона человек. Но официальная газета Ватикана при папе Бенедикте XVI подвергла ее жесткой критике. Статья «Контроль рождаемости и дезинформация» стала тяжелым ударом для Мелинды, которая считает себя католичкой и ежедневно молится или медитирует («называйте это как хотите»).

Говорить о сексе, репродукции, инструментах контроля довольно некомфортно, — признается она. — Но все это важные для задач фонда темы.

Мелинда усвоила два важных урока. Во-первых, благодаря ее убежденности и возможностям мир прислушивается, когда она говорит. Во-вторых, она может держать удар.

В статье писали, что миссис Гейтс ошибается и, вероятно, ее ввели в заблуждение люди, которые хотят заработать на продаже контрацептивных средств, — вспоминает Билл Гейтс. — Но Мелинда решила, что может справиться с этой сложной ситуацией.

А статью из ватиканской газеты (этот номер преподнес ей Билл в качестве подарка) она вставила в рамку и повесила в своем офисе в штаб-квартире фонда в Сиэтле.

 

Люди, следящие за деятельностью Bill & Melinda Gates Foundation, отрицают, что Мелинда играет в нем вторую скрипку.

Всем, кто этим интересуется, очевидно, что она является лидером, — утверждает Аарон Дорфман из Национального комитета эффективной благотворительности.

 

Она и Билл принимают окончательные решения, — добавляет Сьюзен Десмонд-Хеллман, генеральный директор фонда. — В утверждении бюджета и стратегий они участвуют как равноправные партнеры.

Мелинда Гейтс занимает в фонде такой же пост, что и муж — сооснователь и сопредседатель.

Когда мы познакомились, мы, разумеется, не работали на равных, — рассказывает Мелинда Гейтс. — В Microsoft я была ниже Билла на несколько ступенек, а он был генеральным директором. Нам пришлось измениться, чтобы стать равными. Это не происходит само собой в одночасье, но мы оба были в этом заинтересованы. Когда что-то не получалось, мы обговаривали все друг с другом. Сейчас, я думаю, мы пришли к равноправию.

 

У меня всегда был партнер, чем бы я ни занимался, — добавляет Билл Гейтс. — В начале существования Microsoft это был Пол Аллен, который помогал мне генерировать идеи и создавать продукты на начальном этапе. Потом Стив Балмер, с которым мы познакомились в колледже и который помог управлять компанией и сделал ее такой успешной. Сейчас в нашем фонде это Мелинда.

 

Мы довольно спокойно можем определить, когда каждый из нас может принять решение за другого, а когда необходимо его обсудить, — продолжает Мелинда. — И обсуждения не всегда связаны с деньгами, это чаще зависит от того, насколько важен для нас тот или иной вопрос.

Инициативы Мелинды, связанные с планированием семьи, плавно перешли в заботу о беременных.

 

А именно — в программы пренатального и постнатального ухода, естественным продолжением которых является забота о здоровье детей. Затем появились программы, связанные с образовательными возможностями для девочек. А что делать молодым женщинам после окончания школы? Мелинда понимает, что в развивающихся странах большинство из них не смогут получить хорошо оплачиваемую работу. Поэтому она дала зеленый свет программам, поощряющим мелкое предпринимательство, такое как мини-фермы или мобильный банкинг.

 

Итогом стали программы, сопровождающие девочек и женщин от колыбели до собственного материнства. Фонд не разглашает, сколько денег расходуется на помощь женщинам, ссылаясь на то, что эти проекты плотно вплетены в общие расходы, составившие в 2014 году $3,9 млрд. В частности, фонд поддерживает кенийскую благотворительную организацию M-Kopa, которая производит лампы, работающие на солнечной энергии. Это программа для семей, живущих в местах, где электроэнергия труднодоступна. Она избавляет их от расходов на керосиновые лампы и связанных с ними опасностей. Однако основную пользу такие лампы приносят девочкам, которые часто делают школьное домашнее задание по вечерам, после того как управятся с работой по дому.

 

Есть и четко ориентированные на женщин проекты. Другой кенийский реципиент фонда — ZanaAfrica, занимающаяся распространением гигиенических прокладок. Во многих бедных странах девочкам приходится во время месячных прогуливать школу или вообще бросать ее в определенном возрасте, причем в некоторых странах Африки это делает каждая десятая. История выданных ZanaAfrica грантов показывает, как в фонде Гейтсов приоритеты сдвигались в сторону гендерных вопросов. В 2011 году основательница ZanaAfrica Меган Уайт Мукурия получила грант $100 000 на разработку прокладок из местных материалов, таких как бамбук или джут. В финансировании второго этапа — подготовки стратегии распространения и образовательных программ в области здравоохранения — ей отказали. Два месяца спустя это «нет» превратилось в «может быть», а еще через три месяца в совершенно определенный миллион долларов. В ноябре 2015 года ZanaAfrica получила грант на $2,6 млн.

Если бы не они, этого бы никто не сделал, — подчеркивает Мукурия.

В новом году 20 грантополучателей разделят свыше $20 млн, выделенных на разные гендерные проекты в рамках программы под названием «Рассматривая женщин и девочек в центре проблем развития». Для Гейтсов это небольшие деньги, но они символизируют, что фонд готов рассматривать проблемы женщин как ключевые, а не побочные. Мелинда надеется, что это проложит путь к созданию масштабного проекта, который привлечет всех, кто хочет принести пользу в этой сфере.

Мы несем ответственность перед людьми всего мира, — говорит Мелинда Гейтс. — Я надеюсь, что спустя годы вопросы в отношении нас будут ставиться так: «Мелинда и Билл хотели изменить мир, сделав жизнь бедных людей лучше. Удалось ли им это? Больше ли детей осталось в живых благодаря им? Реже ли люди болеют малярией? Появилось ли у женщин больше доступа к контрацепции?» Вот что для нас важно.

 

По моему опыту, Мелинда с готовностью выслушивает другие мнения, — замечает директор фонда Десмонд-Хеллман.

А случается кому-то говорить Мелинде Гейтс «нет»? Десмонд-Хеллман смеется:

Скорее говорят: «Да, это невозможно».

После официального обеда в резиденции Ангелы Меркель в Берлине Мелинда направляется к своему частному самолету. На другом конце города, вдалеке от коридоров власти, которые она только что покинула, будто другая вселенная — административный комплекс для беженцев из Сирии и других стран. Мужчины стоят в огромных очередях в ожидании, когда их вызовут, чтобы записаться на получение удостоверения личности, денег и обслуживания. И невозможно не обратить внимания на женщин с перегруженными колясками с маленькими детьми и с пластиковыми пакетами, в которых уместилось все, что осталось от прошлой жизни. У них отдельная палатка для своих нужд, включая кормление детей.

Даже если они преодолели границу, они попадают в лагеря, что для женщин особенно страшно. Они страдают больше. Это разбивает мое сердце. Не чуть-чуть, а на самом деле, — откровенничает Мелинда.

Фонд Гейтсов устроен таким образом, чтобы действовать быстро.

 

По распоряжению супругов в течение 20 лет после смерти последнего сооснователя все средства должны быть израсходованы и фонд свернет свою деятельность. Сейчас Гейтс вкладывает $17,5 млн в решение кризиса с мигрантами с Ближнего Востока. Мир видит в этом попытку уменьшить страдания, а Мелинда — еще один шаг к улучшению положения женщин.