Рублевые вклады 2015 года непохожи на сбережения.
Депозитный доход соревнуется с инфляцией
Роман Яровицын / Коммерсантъ

По данным Банка России, в первой декаде 2016 года максимальная процентная ставка по рублевым вкладам физических лиц снизилась до 9,8% — за год до этого она составляла 15,3%. С февраля 2015 года вложения в рублевые депозиты с точки зрения их реальной доходности были осмысленными только для долгосрочных вкладов: годовая инфляция замедлялась с 15% в январе 2015 года до 12% к середине февраля 2016 года. В этом смысле заявление Минэкономики о «высокой значимости» рублевых банковских вкладов «как инструмента сбережения в 2015 году» из-за «более высокой, чем в прошлые годы, доходности депозитов», выглядит не вполне обоснованным.

 

С 15% в январе 2015 года годовая потребительская инфляция (минуя пик в 16,9% в марте 2015 года) к концу января 2016 года опустилась до 9,8%. По оценкам Росстата, уже к 10 февраля в годовом выражении темпы роста цен приблизились к 9% — и могут замедлиться до 8,5% в конце 2016 года при среднегодовой цене нефти в $40 за баррель, прогнозируют в Минэкономики.

 

Обосновывая массовым переходом граждан к сберегательной модели рекордный спад потребительского спроса в 2015 году, аналитики ведомства заключают:

Высокая значимость банковских вкладов как инструмента сбережения в 2015 году объясняется более высокой, чем в прошлые годы, доходностью депозитов.

В реальности же можно говорить лишь об отрицательной или близкой к нулю доходности: в первой декаде 2016 года максимальная процентная ставка по рублевым вкладам физлиц снизилась до 9,8% с 15,3% в первой декаде января 2015 года. Теперь хоть сколько-нибудь заметную положительную реальную доходность обеспечивают лишь рублевые вклады, сделанные со второй декады ноября 2014 года по третью декаду октября 2015 года.

 

При этом в конце 2014 года граждане без интереса относились к рублевым вложениям, направляя средства с депозитов на «антидевальвационные» покупки. В Минэкономики замечают, что «по результатам 2014 года зафиксирован отток» средств с рублевых депозитов в размере 308,4 млрд руб. В четвертом квартале 2014 года даже на фоне бурного роста ставок вклады физлиц уменьшились на 1,2%. Валютные вклады в рублях, напротив, росли (на 41,6% без учета курсовой переоценки).

 

Из совокупного роста рублевых депозитов в 2015 году на 2,7 трлн руб. 1 трлн руб. граждане принесли в декабре — по ставкам уже ниже 10% на фоне резкого роста инфляционных и девальвационных ожиданий, которые фиксировал регулятор. В то же время объем долгосрочных рублевых вкладов (свыше года) уменьшился за 2015 год на 1,1%, а их удельный вес в общем объеме по состоянию на 1 января 2016 года составил 43,5%. Это подтверждает гипотезу о том, что стратегией граждан действительно была попытка сохранить полученные в декабре премии — но не в качестве сбережений, а для поддержания минимального привычного уровня потребления в ближайшем будущем.

 

На этом фоне доля вкладов в иностранной валюте в общем объеме вкладов за 2015 год выросла с 26,1% до 29,4%, замечают в Минэкономики. Произошло это, главным образом, благодаря валютной переоценке. Согласно расчетам Игоря Полякова из ЦМАКП, за год валютные вклады граждан (из пропорции 67% — долларовые вложения, 33% — вложения в евро, с исключением валютной составляющей) приросли всего на 600 млрд руб., или 12,3%. Прирост объема рублевых вкладов в годовом выражении при этом составил 19,6% — главным образом за счет декабрьского рекордного всплеска. Это также свидетельствует, что пыл тех 20% населения, которые в действительности были в состоянии что-то сберегать, в 2015 году угас.

Оценка годовых темпов трендовой инфляции в январе снизилась до уровня 10,7%, оказавшись выше уровня фактической инфляции впервые за два года,— говорится в опубликованной вчера записке (из серии макроэкономических докладов регулятора) аналитика ЦБ Алексей Пономаренко (его мнение может не совпадать с мнением Банка России).

В исследовании отмечается, что в случае реализации возросших инфляционных рисков снижение трендовой инфляции будет медленным, что подтверждает и риски того, что потребительская инфляция в 2016 году может не уложиться в прогнозы Минэкономики.