Пенсионеры могут стать главными покупателями «народных» облигаций.
Спасет ли бабушка Минфин
Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Правительство отчаянно ищет способы пополнения госбюджета, чтобы удержать его дефицит в заявленных рамках 3% ВВП. В частности, государство готово выпустить облигации с погашением в счет приватизационных сделок, а 8 февраля президент подписал указ, согласно которому доля государства в одном из двух крупнейших российских госбанков - ВТБ - может быть снижена до 45% за счет приватизации. Еще одним способом спасения пустеющей казны может стать новый механизм продажи ОФЗ населению. Банки.ру выяснял, захотят ли граждане давать в долг своему государству.

 

Облигации во имя приватизации

 

Одним из главных способов спасения бюджета должна стать новая волна приватизации госактивов. Хотя по-прежнему непонятно, кто будет покупать пакеты акций госкомпаний при нынешних экономических и политических рисках, а главное, готово ли государство продавать такие активы задешево во что бы то ни стало. В частности, президент России Владимир Путин уже заявил, что покупатели приватизируемых госактивов обязательно должны находиться в российской юрисдикции. И это явно снижает круг потенциальных покупателей.

 

Тем не менее Минфин РФ уже заявил, что нашел нестандартный способ продавать госактивы дороже, чем они стоят сейчас, — через выпуск облигаций с погашением в счет приватизационных сделок, сообщил журналистам глава министерства Антон Силуанов.

Сейчас рассматривается вопрос выпуска приватизационных облигаций. Мы изучаем привлечение дополнительных ресурсов — можно выпускать облигации в счет приватизационных сделок, — сказал Силуанов.

Он также заявил, что Министерство финансов намерено удержать дефицит бюджета-2016 в пределах 3% ВВП. Даже несмотря на то, что бюджет с таким дефицитом составлен исходя из среднегодового курса доллара 65 рублей, а цены на нефть — 50 долларов за баррель. Тогда как сейчас баррель нефти Urals с трудом преодолевает отметку 30 долларов за баррель, а доллар последние недели не опускался ниже 75 рублей, превышая в некоторые моменты 80.

 

«Народное» IPO России

 

Российские граждане, несмотря на продолжающееся падение доходов, в этом году тоже получат шанс помочь казне своим рублем не только с помощью налогов. Речь идет о том, что правительство хочет упростить систему покупки госдолга для населения. В конце 2015 года министр финансов Антон Силуанов заявил, что России необходимо создавать особые механизмы хождения ОФЗ для населения.

И в следующем году (в 2016-м. — Прим. ред.) мы такой механизм планируем реализовать, – добавил министр.

Старожилы тут же припомнили, что все новое — это хорошо забытое старое. Во времена СССР любой гражданин нашей страны мог пойти в ближайшее отделение почты и купить облигации государственного займа. Более того, неоднократно государство силой закона заставляло граждан покупать государственные облигации.

 

Формально и сейчас любой человек, даже нерезидент России, может купить себе «немного долга», но через торги на бирже. Это не очень сложно — для искушенного в торговле человека. Но таких в России очень мало. Для обывателей требование открывать счет в брокерской компании, подключаться к торгам на Московской бирже через Интернет, следить за котировками, вовремя ловить тенденции в движениях цен на бумаги, естественно, кажется обременительным. Поэтому для тех, кто не хочет тратить время на слежение за котировками облигаций, но при этом готов потратить свои кровные на государственные облигации, Минфин предлагает создать нерыночный инструмент с особым порядком размещения и обращения.

 

Облигация со вкусом вклада

 

Условно «ОФЗ для народа» не должны обращаться на рынке. То есть эта бумага не должна расти в цене при повышении на нее спроса. С другой стороны, она не должна быть подвержена риску падения цены, когда базовый актив из-за отсутствия желания у инвесторов его покупать дешевеет. По логике Минфина, люди лучше поймут инструмент с фиксированной доходностью, некий аналог вклада, организованный по схеме «сегодня ты принес свою тысячу рублей в банк, а через год зашел в тот же банк и получил свою тысячу плюс накопленный доход».

 

Пока идея создания подобной бумаги прорабатывается, поэтому сроки обращения таких ОФЗ и объем выпуска определить нельзя. Ясно только, что людям будет проще купить в банке именно бумагу, выпущенную на бланке, а не поверить в существование учетной записи в депозитарии, что на счете клиента такая бумага есть. Поэтому, скорее всего, облигации будут на бумаге — так называемые документарные ОФЗ.

 

В середине 90-х годов XX века Минфин России уже имел опыт распространения через банки сберегательных займов. Тогда человек покупал облигацию и раз в несколько месяцев приходил в банк за выплатой накопленного дохода. В банках эта процедура выплат проходила в такой форме: человек приносил бланк облигации в отделение, сотрудник банка отрезал у бланка «бочок» и выплачивал заранее прописанную в договоре сумму денег. Эта процедура среди банковских работников называлась «обрезание купонов».

 

Выпускайте на год, продавайте на почте и в «Сбере»

 

Поможет ли новая госбумага наполнению бюджета и будет ли востребована населением, которое в массе своей не очень-то понимает даже систему гарантирования вкладов в банках, а уж тем более не осознает, какие подводные камни есть у рынка ценных бумаг? Банки.ру задал этот вопрос профессионалам фондового рынка.

Реализация такого механизма поможет привлечению дополнительных инвестиций в госбюджет. Особенно если бумаги будут продаваться через отделения таких массовых банков, как Сбербанк, ВТБ 24 и сеть нового Почта Банка — это наиболее понятные и психологически комфортные для массового потребителя финансовые учреждения, — уверена генеральный директор управляющей компании Peramo Ольга Мещерякова.

Она полагает, что документарные ОФЗ в первую очередь заинтересует покупателей старшего поколения, поскольку для более молодых инвесторов «бумажный» формат некомфортен, им ближе электронный документооборот и важна технологическая составляющая сделки.

Если правильно структурировать этот инструмент, он может заинтересовать население как альтернатива банковскому вкладу, — полагает член совета директоров Ассоциации по финансовым коммуникациям и связям с инвесторами Александр Борейко. — В большинстве стран государство считается самым надежным заемщиком и, соответственно, может предлагать самые низкие ставки по займам.

В качестве ориентира Борейко предлагает использовать доходность банковских вкладов на аналогичный срок в государственных банках, например в Сбербанке. Очень важно сделать этот инструмент максимально доступным для населения. С одной стороны, номинал должен быть низким, чтобы облигации могли покупать даже самые малообеспеченные слои населения. Разумно, например, предложить линейку номиналов 1 тыс., 5 тыс., 10 тыс. и 50 тыс. рублей. С другой стороны, должна быть налажена максимально широкая сеть дистрибуции, считает эксперт.

 

Заместитель министра финансов России Сергей Сторчак заявлял ранее, что цель введения документарных ОФЗ — не увеличить объем размещаемых на рынке государственных займов, а снизить ставку по госдолгу.

 

Оптимальный срок обращения такой бумаги — один год, полагает Ольга Мещерякова. По ее мнению, для высокого спроса со стороны населения имеет смысл установить именно такой срок обращения, сохранив номинал бумаги в 1 тыс. рублей. Она отмечает, что банкам выгоднее продавать бумаги более высокого номинала, но в данном случае речь идет об ориентации на покупателей с невысоким доходом, в основном на пенсионеров, поэтому важнее привлекательность бумаги именно для этой аудитории.

 

Нерыночный характер бумаги и ее «материальность», которую обеспечивает документарный формат, станет хорошим аргументом для инвесторов старшего поколения. Нерыночность обеспечивает стабильность номинальной стоимости, а «бумажность» — психологически важное для такого покупателя ощущение обладания реальным, а не виртуальным активом.

Доходность, на мой взгляд, должна быть немного выше ставки годового рублевого вклада в госбанке — в среднем на 0,5 процентного пункта. В условиях, когда коммерческие кредитные организации с более высокими ставками из-за массового отзыва лицензий постепенно теряют доверие у населения, ориентиром для потенциальных покупателей документарных ОФЗ станут именно тарифы государственных банков, — говорит Мещерякова.

Можно ли на этом заработать?

 

Нестабильность экономической ситуации в стране в 2015 году вывела облигации в лидеры по доходности среди финансовых инструментов с низкими рисками. Ключевая ставка Банка России в начале прошлого года в 17% определила высокую доходность по данным бумагам, в том числе по облигациям федерального займа. Так, в январе 2015 года на Московской бирже можно было приобрести ОФЗ с доходностью 15—16% годовых и облигации субфедеральных эмитентов с доходностью порядка 18—20%. При этом купонный доход по гособлигациям для частных инвесторов не обременен налогом на доходы для граждан — НДФЛ. Общий доход, выплачиваемый по облигации, облагается 13-процентным налогом, а именно по госдолгу НДФЛ взимается только с прироста курсовой стоимости, превышающего номинал бумаги и накопленный купонный доход.

 

Если Минфин выпустит бумажную нерыночную ОФЗ, налогообложение в размере 13% этих бумаг не коснется.

 

Дальнейшее снижение ключевой ставки в апреле 2015 года до 12,5% привело к существенному росту цен на облигации, и сделанные в начале года вложения принесли инвесторам не только купонный, но и курсовой доход. Сегодня, когда доходность по облигациям федерального займа в среднем составляет 10,2—11% годовых.

 

Сейчас депозит сроком на один год от 1 тыс. рублей можно разместить под 12% годовых, но если государство будет ориентироваться на доходность вкладов в госбанках, то надо учитывать, что Сбербанк сегодня дает по депозиту «Сохраняй» сроком на один год при сумме от 1 тыс. рублей 7,40% годовых. Поэтому если бы облигации были выпущены сейчас, то доходность по ним можно было бы ожидать на уровне 7,5—8% годовых. Учитывая, что в банках из топ-50 до сих пор можно найти вклады под 10% годовых и выше, идея с размещением ОФЗ среди населения с целью удешевления профиля госдолга выглядит как минимум сомнительной.

 

«Довольно сложный инструмент»

 

Просветительская работа среди населения по пропаганде вложений в госдолг, безусловно, необходима, поскольку у населения старше 45 лет сохранились не самые приятные воспоминания о пирамидах ГКО и в целом негативные впечатления от рынка ценных бумаг образца 90-х прошлого века, напоминает Ольга Мещерякова. Именно поэтому необходимо донести до покупателей бумаг наиболее полную информацию о природе ОФЗ и о коренном отличии ситуации «тогда» и «сейчас», когда внешний долг России минимален и колеблется в рамках 15—20% от ВВП, говорит она.

 

Напоминает Мещерякова и о рисках размещения большого объема документарных бумаг. Она не исключает вероятность формирования так называемого черного рынка ОФЗ, когда спекулянты станут массово скупать пулы облигаций с дисконтом к номиналу за наличные. Кроме того, если бумагу сможет реализовать предъявитель, вероятен рост числа квартирных краж, поэтому, возможно, имеет смысл задуматься о формате именных документарных ОФЗ.

 

При этом масштаб продаж бумаг, необходимых для весомой поддержки бюджета, Мещерякова оценить не берется, но считает, что речь должна идти о миллиардах рублей.

 

И все же имеющийся в России опыт размещения госдолга дает нам понять, что из-за имеющихся на сегодняшний день технических и инфраструктурных ограничений ОФЗ — довольно сложный инструмент. Поэтому и «приручать» к нему людей придется долго, терпеливо и вдумчиво. Обычно на такие «игры» у государства сил не хватает. Но вдруг?