Конкуренция это как игра в шахматы. Если вы проиграли, всегда можно сыграть еще один раунд. Драться необязательно. Джек Ма
Кризис перепроизводства обостряет противоречия
depositphotos.com

Экономика Китая.

 

1. Долгое пике железной руды. Переход китайской экономики к "новой норме", т. е. к более медленным темпам роста, чем в последние 30 лет, когда средняя скорость подъема составляла 10%, оказался тяжелым испытанием для сталелитейной промышленности. Впервые за четверть века национальный спрос уменьшился, цены обвалились, и перепроизводство вынудило заводы снизить загрузку мощностей. Выплавка нерафинированной стали, которая за 1990-2014 годы увеличилась в 12 раз, в прошедшем году сократилась на 2,3%, до 803,8 млн тонн. Особенно резким оказался декабрьский годовой спад – он составил 5,2%, поскольку в четвертом квартале прирост ВВП оказался самым низким после 2009 года – 6,8%. К концу 2015-го резко сократилось промышленное производство, снизились розничные продажи и инвестиции в недвижимость.

 

Ситуация окажется более прозрачной при обращении к историческим аналогам, в частности, к статистике индексов сырьевых цен (All Commodity Price Index), которую газета The Economist собирает на протяжении последних 150 лет. Нынешние тенденции вполне аналогичны тем, что наблюдались на протяжении последних четырех циклов из зарегистрированных после 1887 года. Основное различие – в скорости. В ходе текущего цикла мир испытал самый резкий 4-летний спад после 1931 года, и, похоже, он перейдет в самый резкий 5-летний спад. Как указал аналитик Майк Шасслер, пики последних четырех сырьевых циклов отстоят друг от друга примерно на 30 лет. Это означает, что именно такова примерная продолжительность сырьевого цикла. Каждый из них состоял из 10-летнего подъема, за которым следовал обвальный спад, продолжавшийся около пяти лет, который переходил в сравнительно плавное снижение, длившееся еще 15 лет. Пики зарегистрированы в 1917, 1951, 1980 и 2011 годах. Самые низкие точки пришлись на 1931, 1971 и 2002-й. Если текущий цикл будет повторять предыдущие, то следующий минимум, или точка поворота, придется на 2030 год.

 

2. Мировая экономика рухнула незаметно. Когда президент РФ в октябре 2014 года сказал, что при падении цен на нефть ниже $80 за баррель мировая экономика рухнет, над ним посмеялись. Некоторые продолжают смеяться и сейчас. Но, очевидно, он был прав. Мировая экономика рухнула, хотя многие этого не заметили. В прошлом году произошли драматические изменения. Экономики, где инвестиции идут на развивающиеся рынки, которые выступают драйвером глобального роста, больше не существует. В 2015 году, по оценке американского Института международных финансов, которую приводит агентство Bloomberg, отток капитала с развивающихся рынков в $735 млрд стал максимальным за 15 лет и в почти семь раз превысил показатель 2014 года. А собственные расчеты Bloomberg показывают, что из Китая в прошлом году инвесторы вывели рекордные $1 трлн. Китай, одна из немногих стран мира, чья экономика росла примерно на 10% даже в кризисные 2008-2009 годы, снизил темпы роста в 2015 году до 6,9% - минимального уровня за 25 лет.

 

Падение цен на сырье, разворот инвестиционных потоков уже в скором времени может привести к масштабному долговому кризису. Пока Россия и другие страны (прежде всего, корпоративные заемщики) платят по своим обязательствам. Но, по оценке аналитиков, объем плохих долгов колоссальный. «Я думаю, что в мире накопилось около 200 триллионов долларов долга – огромная сумма, которая просто никогда не будет возвращена», - полагает глава австралийской инвесткомпании ASX Элмер Функе Куппер. Что произойдет с мировой экономикой, если этот долговой пузырь начнет схлопываться, несложно предположить.

 

3. Китай vs США: грядет санкционная война? Недавняя угроза Китая ввести санкции против оборонных предприятий США, которые продают оружие на Тайвань, нисколько не удивила американские власти и глав компаний. Дело в том, что Вашингтон вводил подобные санкции многие годы. Было совершенно очевидно, что конкуренты США вскоре начнут копировать американскую тактику. Вне зависимости от того, выполнит Китай свою угрозу или нет, Вашингтону необходимо быть готовым к новой норме в отношениях, в рамках которой США должны будут защищаться от санкций, которые наложены против них. Китай взял за образец те санкции, которые Вашингтон ввел против Ирана. В период с 2010 по 2015 гг. США давали компаниям выбор: если они вели запрещенный бизнес с Ираном, то они будут отрезаны от возможности ведения бизнеса в США.

 

Угроза Китая копирует этот подход — это попытка заставить компании выбирать между продажами оружия на Тайвань и доступом к китайской экономике, размер которой в 20 раз больше. Хотя американские оборонные компания на данный момент не продают военное оборудование в Китай, многие американские военные подрядчики продают гражданские пассажирские самолеты, авиационные запчасти и другое гражданское оборудование в Китай, и именно они могут столкнуться с невозможностью продолжать поставки в Китай. Для Пекина это означает перемену официальной позиции. Дело в том, что в течение долгого времени Китая заявлял, что только санкции, введенные Советом Безопасности ООН, являются законными.

 

4. Встреча Си Цзиньпина с аятоллой Хаменеи: Китай и Иран крепят евразийскую триаду. Пока на Западе и в СНГ рассуждают и спорят о том, какие дивиденды могут заработать от отмены антииранских санкций и в какую сторону «наклонится» Иран ради вожделенных прорывов в экономике, в самом Тегеране, судя по фактам, рассудили по-иному. Визит в Исламскую республику 22 января многочисленной китайской делегации во главе с председателем КНР Си Цзиньпином стал первым за последние 14 лет приездом главы Китая в Тегеран. В итоге две страны достигли соглашения о «стратегическом партнёрстве во всех международных, региональных и двусторонних делах». Высокопоставленные чиновники двух стран ранее подписали 17 соглашений и документов о двустороннем сотрудничестве. Иран и Китай договорились в течение следующего десятилетия увеличить двусторонний товарооборот более чем в 10 раз — до $ 600 млрд.

 

Теперь картина ирано-китайского стратегического партнёрства приобрела частично законченный формат. Разумеется, что это не входит в интересы США, да и Западной Европы — там рассчитывают «подмять под себя» имеющиеся и потенциальные мощности топливно-энергетического комплекса Ирана, а Тегеран (отметим — вслед за РФ) сейчас видит свой приоритет в экспорте нефти и газа в Китай и далее в Азиатско-Тихоокеанский регион. Но в Аденском заливе Иран и Китай уже взаимодействуют в военно-морской сфере, а «примеривание» китайских военных судов к Бендер-э-Аббасу показывает, что круг интересов КНР распространяется и на Персидский залив, да и на весь Ближний Восток.

 

Китай и Россия

 

5. Стальные войны России и Китая. На фоне замедления экономического роста Китай увеличил экспорт сталелитейной продукции на мировой рынок. Результатом стало резкое снижение цен на рынке стали и усиление конкуренции с другими крупными экспортерами, в том числе российскими металлургами. Для стабилизации рынка необходимо существенное сокращение производства. Пока темпы снижения выплавки стали недостаточны для нормализации рынка. В прошлом году Китай экспортировал стальной продукции больше, чем произвела любая другая страна мира. Более 30% китайского экспорта стали за январь — ноябрь 2015 года пришлось на страны АСЕАН, 12,1% — на Южную Корею и почти 10% — на Иран, Ирак и страны Персидского залива, сообщает консалтинговая компания Mysteel. В результате на и без того перенасыщенном мировом сырьевом рынке котировки поползли вниз, обновив многолетние минимумы. Если в январе 2015 года среднемесячная стоимость горячекатаного проката колебалась в районе $470/т, то к концу 2015 года она снизилась до $280/т, по данным Bloomberg.

Одним из конкурентов китайской стали на мировом рынке является продукция российских металлургических компаний. По итогам 2015 года Россия поднялась на пятое место в списке главных сталепроизводителей мира, потеснив Южную Корею. Доля российской стали на мировом рынке составила в 2015 году 4,4%, увеличившись на 0,1 п.п. с показателя 2014 года. Тем временем страны, являющиеся основными импортерами дешевой китайской и российской стали, в последние полтора года все чаще стали прибегать к введению повышенных импортных пошлин с целью оградить национальные рынки и поддержать местных производителей. США уже блокируют поставки около 30 видов стальной продукции из КНР. Оградительные пошлины вводятся и в отношении российской стали. Так, в мае 2015 года США вышли из соглашения с Россией о неприменении антидемпинговых пошлин, а в декабре министерство торговли США ввело пошлины в отношении импорта холоднокатаной полосовой стали из России. Евросоюз продлил пошлины на сварные трубы из России в размере 10,1–20,5% до 2020 года и ввел предварительные пошлины на холоднокатаный плоский прокат и электротехническую сталь на уровне 21,6%.

 

ray-idaho.livejournal.com