За последние два года калифорнийская фармацевтическая компания Gilead Sciences стала лидером американской биотехнологической индустрии и любимицей инвесторов: она не только вывела на рынок действенное лекарство против гепатита С, но и сделала его самым успешным препаратом – продажи били рекорды. Сегодня Gilead рискует пасть жертвой собственного успеха, пишет Financial Times.
$1000 за таблетку. Как звезда биотеха стала жертвой своего успеха
Depositphotos.com

Gilead была основана 29-летним врачом Майклом Риорданом в 1987 году, но настоящая популярность пришла к компании в последние несколько лет благодаря выпуску двух препаратов против вируса гепатита С – Sovaldi в 2013 году и затем его наследника Harvoni в 2014-м. После 8–12-недельного курса терапия, применяемая против самого распространенного генотипа 1, оказывалась успешной в 94–99% случаев, то есть фактически избавляла от заболевания, которое прежде считалось излечимым лишь у половины пациентов.

 

Sovaldi и Harvoni стоят недешево: трехмесячный курс лечения первым обходится в $84 тысячи, вторым – в $94,5 тысячи, то есть по $1000 и $1125 за таблетку. За такую высокую стоимость лекарства Gilead многократно критиковали, но тем не менее препараты продавались настолько хорошо, что производитель стремительно вырвался в компанию крупнейших игроков глобального фармацевтического рынка. С капитализацией $126 млрд в июне 2015 года он оказался дороже, чем такие гиганты, как GlaxoSmithKline, AstraZeneca и Bristol-Myers Squibb. Если в 2013 году – до головокружительного старта Sovaldi – калифорнийская фирма показала продажи $11 млрд и чистую прибыль $3 млрд, то в 2015-м, согласно прогнозам аналитиков (результаты своей деятельности за год Gilead должна опубликовать 2 февраля), прибыль составит $17 млрд – почти половину от объема продаж ($32 млрд).

 

Продажи и прибыль Gilead ($ млрд)

 

 

К сожалению, у успеха есть обратная сторона, и в случае с Gilead она еще раз напоминает о том, что не так с фармацевтической отраслью, обвиняемой в том, что производителям невыгодно по-настоящему лечить людей.

 

Проблема в том, что если от заболевания можно с 95-процентной вероятностью избавиться за один курс продолжительностью 8–12 недель, то производитель рано или поздно останется без пациентов, которым можно продавать лекарство. За последние полгода капитализация Gilead упала почти на треть, со $120 млрд до $80 млрд: инвесторы начали задаваться вопросом, есть ли у компании другие лекарства, способные повторить успех Sovaldi и Harvoni или хотя бы сгладить грядущее сокращение объемов продаж. В результате, пишет FT, коэффициент цена/прибыль для Gilead Sciences сейчас 7,6, что более чем вдвое ниже аналогичного показателя для самых дешевых биотехнологических акций (компании Amgen, которая торгуется с коэффициентом 18). Как описал ситуацию один из инвесторов Gilead, это «дешево до смешного».

Читать далее