Верхушка Топа ЖиЖи сутки бьётся в истерике, накрытая кризисом, и не знает. Выход есть! Спасение близко! У нас появился план! Причём не тот, что курят несознательны личности, а тот, который воплощают высокодуховные пассионарии.
О спасении нас всех от кризиса в четыре хода
depositphotos.com

И это совсем не смехотворный продукт Белого дома на 737 млрд рублей. План подготовлен видным либеральным экономистом Константином ksonin Сониным, что как бы гарантирует его качество, реализм и честность.

 

Сам автор скромно называет представленные четыре пункта Необходимые шаги. Тот минимум, без которого мы точно не выйдем из нынешнего кризиса. Готовый набор разумно достаточных мер. Простой, как у Ричарда Брэнсона – к чёрту всё, берись и делай!

 

Засучиваем рукава и за работу?

 

Так-с! А что идёт у нас первым номером? Отменить «контрсанкции» и торговые санкции против Украины и Турции. ОК, я и сам полагаю российско-турецкую брань 2015 года большой политической ошибкой Кремля. Но мы же не о политике, а за экономику. Какое тут экономическое обоснование предложенной отмены? Вот оно: санкции наносят прямой ущерб десяткам миллионов российских семей, поднимая цены, и вообще придётся забыть про экономический рост без увеличения международной торговли.

 

Хм-м-м. Даже неловко как-то за экономиста. Нет, я не спорю, увеличение международной торговли имеет самое прямое отношение к росту ВВП. Но только когда оно означает увеличение экспорта. Когда же идёт наращивание импорта, это прямой вычет из экономического роста – по классической формуле:

 

GDP = C + G + I + (X-M), где
C – конечное потребление домохозяйств, некоммерческих организаций и государства;
I – инвестиции, включая покупку населением новой недвижимости;
G – государственные расходы; X – экспорт товаров и услуг;
M – импорт.

 

К этой формуле мы ещё вернёмся в дальнейшем. Пока же – пара фраз по Украине. К сожалению, санкции против украинских товаров нужны, ибо экономически оправданны. После «евроассоциации» Россия вынуждена защищать свой внутренний рынок от проникновения товаров из ЕС через страну-соседа. Ни политики, ни агрессии в этом нет, есть лишь грустная необходимость. Ибо Москва и Киев так и не договорились по чувствительным для РФ вопросам евроинтеграции. Она, конечно, не наше дело, но наш рынок и нашу экономику таки затрагивает. Посему – приходится реагировать.

 

Кстати, а вы заметили, что о снятии продовольственного эмбарго в отношении ЕС экономист не сказал ни слова?

 

Ладно, первый блин пункт – комом, но, может, второй годен? Вот этот… Назначить премьер-министра, который сможет полноценно координировать работу кабинета.

 

Упс! Нет, не годен. Любой вопрос о персоналиях вторичен, пока не определён функционал, не расписаны задачи и не поставлены цели. А какую цель г-н Сонин ставит перед правительством? Да всю ту же – резать бюджеты. Но по-либеральному осмысленно, а не по-консервативному пропорционально. Однако, сокращение казны на априори заданную сумму – это всё равно тоже вычет из ВВП (см. формулу выше). Хоть просто поровну сокращай, хоть с плясками вокруг бубна, эффект один и тот же.

 

Именно поэтому в годину экономического кризиса правительства стараются не уменьшать расходы в надежде хоть как-то поддержать внутренний спрос. «Резать» бюджетные косты надо (и то не всегда) в период кризиса долгового, когда финансировать траты за счёт увеличения дефицита всё равно невозможно.

 

Ох. Третий пункт. Сократить военные и связанные с военными (например, научно-военные) расходы, увеличив пенсии и расходы на здравоохранение и образование. Беспроигрышный пункт. Электорату понравится. Темпам экономического роста – нет. Потому что… опять смотрим формулу выше. Как ни переставляй правительственные расходы «внутри» компонента G, размер-то не изменится. А значит, воздействие на экономический рост будет, как минимум, нулевым.

 

Или – хуже. Оно будет отрицательным. Когда мы даём деньги ОПК, они худо-бедно идут в реальный сектор. Подрядчикам, смежникам, поставщикам. Часть из этого уйдёт в никуда, но часть всё же пойдёт на инвестиции (компонент I). Просто потому, что в отрасли есть перспективы, есть спрос на продукцию и можно увеличивать производство по ГОЗ, закупая станки. Когда же мы даём деньги бабушкам и больницам, их часть тоже попадёт рано или поздно конечному производителю, но цепочка посредников в этом случае будет длиннее, и на инвестиции пойдёт много меньше.

 

Вы думаете, государства такие злыдни, что первым делом режут социалку, а оборонку стараются не трогать? Нет, их интерес в том, что вложения в ОПК увеличат рост выпуска сегодня и дадут задел на завтра, а социальные расходы – лишь поднимут цены.

 

Уф-ф-ф. Дошли до четвёртого пункта. Уволить министров и чиновников, уличённых в коррупции и связях с организованной преступностью.

 

Ой! Это опять про кадры. Нет, с мотивацией к увольнениям я даже готов согласиться. Частично. В нормальной ситуации… увольнением конкретных людей ничего не изменишь. Однако сейчас – ненормальный уровень коррупции и ненормальный уровень пессимизма. Увольнение каждого конкретного жулика – это сигнал. Будут последовательные сигналы – пессимизм начнёт рассеиваться. Это будет сразу видно – серия увольнений… и фондовый рынок вырастет.

 

Как прелестно! Хоть что-то у нас вырастет от этой программы. Если не реальная экономика, так хотя бы фондовый рынок. Место торгов ожиданиями, биржа иллюзий. Кто ещё не в позиции – скорее вставайте.

 

Но – шутки в сторону. Во многом Константин Сонин прав. На экономику, помимо Запада, сейчас давит груз негативных ожиданий населения. Даже те, у кого есть деньги, предпочитают их пока не тратить, а сохранять на «чёрный день». Это подавляет спрос и угнетает деловую активность. В самом деле, зачем работать на склад и зачем наращивать выпуск, если уже произведённое никто не покупает?

 

 

Прав экономист и в том смысле, что всеобщий пессимизм углубляется из-за неверия в управленческие таланты нынешней команды. А так же из-за убеждения, что всюду коррупция и произвол. Посему – зачем развивать бизнес, если его всё равно отберут siloviki?

 

Но лекарство с увольнением персоналий по подозрению, а не за доказанную вину – горше болезни. Полтора десятилетия наш госаппарат выстраивался по принципу лояльность всё превозмогает. Чиновники были уверены (и власть им в этом потакала), что «наверху» закроют глаза на мелкие грешки, типа списанных диссертаций, если служить верой и правдой. Не допускать косяков по работе и не брать не по чину. Немногочисленные исключения только доказывали правоту этой парадигмы: сажали только либо совсем зарвавшихся, либо проигравших в борьбе кланов.

 

Теперь начать ломать привычную схему – деморализовать и парализовать весь госаппарат. Сверху донизу. Даже в спокойное время это серьёзный вызов, а уж в кризисное… И это мы ещё не затрагивали проблемы дефицита управленческих кадров, низкой квалификации рядового звена, всё ещё отсталого и путанного законодательства, в недрах которого, sic!, ещё действуют постановления Совнаркома и инструкции Жилкомхоза.

 

Короче, даже при частично правильном диагнозе – не годный рецепт. Несвоевременный потому что.

 

Но какое жестокое разочарование! Из четырёх первоочередных пунктов три с половиной надо сразу выбросить, а полчетвёртого сильно уточнить, фактически – переписать заново.

 

Бедная наша оппозиция… Нет, бедные мы с такой оппозицией! Увы, увы.

 

Ушёл рыдать в блоге у чуткой Наташи cosharel Галактионовой. Кто со мной?

 

a-nalgin.livejournal.com