Девальвация рубля привела к тому, что IT-бюджеты банков в долларовом эквиваленте серьезно упали, притом что стоимость основной доли закупаемого банками оборудования и программного обеспечения номинируется в долларах.
Как это ПО-русски
Fotolia/TreePhoto

Банки.ру разбирался, как это повлияло на IT-обеспечение кредитных организаций и собираются ли они переходить на российское ПО.

 

Современный банк по количеству информационных систем и сложности IT-инфраструктуры запросто поспорит со многими IT-компаниями. Любые радикальные изменения в этой области могут сильно отразиться на операционной деятельности банка – вплоть до ее приостановки. Из-за этого банки крайне неохотно идут на замену поставщиков «софта» и «железа», а также очень аккуратно подходят к обновлению и выводу из эксплуатации устаревших и неэффективных систем.

 

Если до конца 2014 года банки еще могли позволить себе щедрые расходы на IT, то с падением курса рубля неэффективность начала обходиться все дороже. При этом даже у чисто российских поставщиков оборудования цены непрерывно растут, ведь «железо» или его компоненты закупаются за границей. Цены же на иностранное ПО и его поддержку (что составляет немалую долю стоимости владения системами) выросли пропорционально падению рубля.

 

В результате стоимость владения некоторыми информационными системами перестала устраивать банки. Это дает шанс поставщикам, более гибким в вопросах ценообразования.

Мы планируем отказаться от использования некоторых систем, если полная стоимость владения этими инструментами на горизонте пяти лет будет выше, нежели стоимость новых решений, – говорит заместитель председателя правления ОТП Банка Максим Пустовой. – Несмотря на привязку к твердой валюте, мы видим готовность производителей ПО идти на существенные уступки.

 

Мы внимательно смотрим на стоимость владения системами, постоянно актуализируем архитектуру. По этим двум принципам и отказываемся от систем, – рассказал заместитель председателя правления Промсвязьбанка Андрей Леушев.

Наращивать IT-бюджеты вслед за ценами в текущей экономической ситуации банки возможности не имеют. Даже, наоборот, приходится сокращать.

Мы постоянно ищем пути повышения эффективности и отдачи на наши вложения в IT, бюджет 2016 года не является исключением, – говорит руководитель дирекции информационных технологий Райффайзенбанка Андрей Попов. – В рублевом выражении бюджет капитальных вложений изменился незначительно, операционные расходы были сокращены на 10–15%. Но это стало возможно именно благодаря оптимизационным мероприятиям, а не из-за того, что курс изменился.

По словам вице-президента, главного исполнительного директора ГИД ИТ банка «Уралсиб» Александра Шестакова, его банк также скорректировал свой бюджет в сторону уменьшения. Следует учесть, что рубль начал падать не вчера и многие банки заблаговременно спланировали свой IT-бюджет в соответствии с пессимистичной оценкой динамики курса российской валюты.

 

Еще какое-то время IT-департаменты, пытающиеся уложиться в сокращенный бюджет, будут спасаться за счет долгосрочных контрактов. Но заключенные в 2013–2014 годах контракты уже скоро начнут заканчиваться, а новые влетят в копеечку. Время экономить, но экономить очень осторожно. Один из очевидных путей – импортозамещение, и если с оборудованием это большого эффекта не дает, то в части программного обеспечения можно серьезно снизить расходы.

 

Как рассказал Александр Шестаков, «Уралсиб» рассматривает переход на отечественные антивирусные решения и бухгалтерские системы для неосновной деятельности. Росбанк, по словам директора по информационным технологиям Дениса Сотина, изучает опыт рынка по использованию свободно распространяемых СУБД (системы управления баз данных) с российской поддержкой.

 

Но не все так просто.Многие поставщики стремятся обогнать инфляцию и повышают цены вслед за курсом доллара. Мотивация тут простая: конкурентоспособность продукта за счет девальвации рубля растет, значит, можно поднять маржу.

При общем тренде на импортозамещение многие российские разработчики пересматривают свои цены вслед за изменениями курсов иностранных валют (притом что издержки данные компании несут в РФ и в рублях). Это существенно осложняет переход на российское ПО, – рассказал порталу Банки.ру вице-президент, директор по информационным технологиям банка «Открытие» Кирилл Меньшов.

Существенной проблемой стала поддержка иностранных информационных систем, стоимость которой выросла в разы. Так, в «Уралсибе» «рассматриваются варианты оптимизации условий поддержки систем за счет изменения SLA (Service Level Agreement) (соглашение об уровне обслуживания. – Прим. ред.), отказа от отдельных опций технической поддержки, а также полного отказа от технической поддержки».

Мы отказались от поддержки части систем – в частности, взяли меньше сертификатов Cisco Smart Net и не купили поддержку для гипервизоров ESXi, так как стоимость номинирована в рублях. К примеру, поддержка ESXi на три физические машины стоит около 10 тысяч долларов в год. Если раньше эти расходы составляли около 300 тысяч рублей, что было приемлемо, сейчас они уже переваливают за 800 тысяч, и это перебор. Существенно ударят по бюджету рост цен на продукты Microsoft (операционные системы и СУБД), – рассказал порталу Банки.ру один из участников рынка.

Основной вектор экономии в банковском IT – не импортозамещение, а оптимизация имеющихся IT-систем. Банки перестают продлевать ненужные, взятые «на перспективу» лицензии, консолидируют небольшие базы данных (чтобы опять-таки избавиться от части лицензий), отказываются от дорогостоящей поддержки некритичных систем. Приходится экономить даже по мелочи: так, в одном банке нам рассказали, что перешли с использования принтеров HP на аппараты Konica-Minolta, у которых стоимость отпечатка, за счет более дешевых расходников, вдвое ниже.