Государство не может повлиять на сокращение добычи на российском нефтяном рынке, поскольку он «регулируется решениями отдельных компаний», заявил вице-премьер Аркадий Дворкович.
Аркадий Дворкович считает, что Россия не будет целенаправленно сокращать добычу нефти
Александр Миридонов / Коммерсантъ

Так он прокомментировал возможные переговоры с ОПЕК о скоординированном снижении добычи.

 

Государство не в силах повлиять на снижение добычи в России, которое обсуждается в преддверии возможной встречи между РФ и ОПЕК в феврале, признал вице-премьер Аркадий Дворкович.

Мы исходим из того, что у нас нефтяной сектор частный, коммерчески ориентированный. Он не находится под контролем государства, у нас есть доля определенного участия, но в целом рынок регулируется решениями отдельных компаний. И так будет продолжаться,— заявил господин Дворкович.

Вице-премьер добавил, что «при избыточно низком уровне (цен.— “Ъ”) и слишком длительном периоде времени корректировка инвестиций неизбежна, а это повлечет неизбежное сокращение добычи», подчеркнув, что «это не будет целенаправленным действием государства».

 

 

Возможность сокращения добычи обсуждалась в рамках встречи главы Минэнерго Александра Новака с крупнейшими нефтяными компаниями 27 января, но тогда никто из нефтяников предложение не поддержал. Однако уже вчера господин Новак заявил, что Россия готова обсуждать с Саудовской Аравией и ОПЕК пропорциональное сокращение добычи нефти примерно на 5% для восстановления баланса на рынке. Собеседники “Ъ” как среди нефтяных компаний, так и в правительстве сомневаются в том, что удастся достигнуть реальных договоренностей с ОПЕК (см. “Ъ” от 29 января).

 

С начала недели цена на нефть сорта Brent выросла на 15%, до $35,3 за баррель. На рост нефтяных цен повлияли и заявления о возможной координации действий с ОПЕК, и решение ФРС не повышать ключевую ставку.

Цена $20–24 как средняя за год кажется нереалистичной. Нынешние цены именно в этом году, я лично считаю, могут повыситься и до более высокого уровня в результате в том числе и снижения мировой добычи,— полагает господин Дворкович.

Дмитрий Козлов