Что означает новая военная активность России и США в Сирии.
Наземная переговорная операция
Depositphotos.com

США и Россия ищут новые возможности влиять на участников сирийского конфликта накануне новых переговоров.

 

Министр обороны США Эштон Картер сообщил, что подразделения спецназначения и 101-й воздушно-десантной дивизии примут участие в наземной операции против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), планы боевых действий против ИГ подтвердил вице-президент Джо Байден. Financial Times сообщила, что Башар Асад отверг секретную просьбу Кремля об отставке – пресс-секретарь президента Дмитрий Песков опроверг сам факт подобной просьбы. The Times утверждает, что российские и американские военные создают на северо-востоке Сирии, рядом с границей с Ираком и Турцией, две авиационные базы на расстоянии 50 км друг от друга.

 

 

Для Москвы участие в боевых действиях против ИГ и возможность неформального влияния на Асада были козырем в попытке нормализации отношений с Европой и США. Слова Владимира Путина о возможном уходе сирийского президента подтверждали версию, что Кремль готов «разменять» его на существенные уступки Запада по санкциям. Но Асада и его окружение мало интересуют репутационные потери России, говорит востоковед Леонид Исаев. Асад, избежав поражения с помощью Москвы, вероятно, решил сыграть свою игру и надеется на победу над прозападной оппозицией, полагает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов.

 

Россия и США имеют исторические связи с курдами, базы предназначены для авиационной поддержки операций курдских формирований против ИГ. Создание сразу двух баз на территории Сирии означает конкуренцию между Москвой и Вашингтоном за влияние на курдов. Россия ищет дополнительную опору на случай ухудшения отношений с Асадом и возможность усилить позиции в Сирии.

Читать далее