Генпрокуратура предложила правительству установить предельный размер тарифов на проезд по трассе М11. Ранее губернатор Московской области Андрей Воробьев жаловался в Минтранс на чрезмерно высокие цены.
Правительству предложили установить предельный размер тарифов на проезд по М11
Петр Кассин / Коммерсантъ

Мнения экспертов разделились: одни предложения прокуратуры поддержали, другие восприняли это как «негативный сигнал для бизнеса», который может привести к серьезным проблемам для всего института государственно-частного партнерства.

 

Генеральная прокуратура проанализировала состояние законности после введения платного режима на участке автодороги М11 Москва—Санкт-Петербург (15–58-й километр), сообщается на сайте ведомства, в связи «с многочисленными обращениями граждан, депутатов Госдумы и публикациями в СМИ». В результате проверки ведомство предложило правительству установить «предельные значения тарифов по трассе М11». Какие конкретно должны быть лимиты, в Генпрокуратуре не уточнили.

 

Участок платной дороги М11 15–58-й километр (МКАД—Солнечногорск) запущен в эксплуатацию в конце 2014 года в бесплатном режиме. Трасса строилась за 60 млрд руб. на принципах государственно-частного партнерства: примерно 48% финансирования обеспечила «Северо-Западная концессионная компания» (СЗЗК), принадлежащая на паритетных началах французской VINCI и группе «Мостотрест». Платный режим ввели 23 ноября 2015 года. Плата за проезд в часы пик от МКАД до Шереметьево для легкового автомобиля достигает 250 руб., до Солнечногорска — 500 руб. Высокие тарифы вызвали массовое возмущение граждан, которые привыкли пользоваться бесплатной удобной дорогой, о чем говорят и в ГП. С жесткой критикой, в частности, выступил губернатор Московской области Андрей Воробьев в конце 2015 года, который пожаловался в Минтранс в связи с высокими ценами на проезд. Чрезмерно высокими тарифы счел и глава госкомпании «Автодор» Сергей Кельбах.

Установлено, что данная ситуация стала возможной из-за несвоевременного принятия правительством РФ предельных уровней тарифов, которые не должны превышаться концессионером,— пришли к выводу в Генпрокуратуре.

Отметим, что концессионное соглашение между СЗКК и Российской федерацией заключено еще в 2008 году, причем концедентом выступало еще Федеральное дорожное агентство (сегодня платные дороги курирует «Автодор»).

 

Оперативного комментария от представителей «Автодора», СЗКК и правительства РФ получить пока не удалось. Защитники прав водителей позицию ГП поддержали.

Правильное решение. Цены должны устанавливаться исходя из социально-экономических особенностей территорий, где проходит дорога,— считает координатор движения “Синие ведерки” Петр Шкуматов.— Я считаю, что предельный размер тарифов должен быть установлен и для других платных дорог, например объезда Одинцово. Причем нужно определить пределы исходя из стоимости за проезд 1 км. Чтобы не получалось ситуации, что от Москвы до Шереметьево за 10-минутную поездку человек платит 250 руб. Аналогичные ограничения должны быть и для платных парковок в определенных городах.

 

Это все очень тревожный сигнал для рынка,— говорит директор института транспортной инфраструктуры ВШЭ Михаил Блинкин.— Если мы запускаем государственное регулирование тарифов на платных дорогах с помощью Генпрокуратуры, то можем попрощаться с институтом ГЧП и привлечением инвестиций в инфраструктуру. Тарифы рассчитываются исходя из исследований трафика, спроса, кредитной ставки и других параметров, это сложное исследование. Если у концессионера получилось, что тариф должен быть 10 руб. за 1 км, а государство предлагает его занизить вдвое, то это нехорошая ситуация. Тогда концедент должен доплачивать компании или внедрять какую-то другую схему компенсации.

По мнению господина Блинкина, сложившая ситуация вокруг М11 — «почти тупиковая». Он напомнил, что госкомпания «Автодор» в последние месяцы испытает проблемы с проведением конкурсов на участки М11, ЦКАД (компании отказываются участвовать в тендерах, приходится пересматривать условия).

Если я, владелец бизнеса, увижу, что цены теперь регулируются по рекомендации ГП, то я просто не приду на такой конкурс,— говорит Михаил Блинкин.— Мне просто дали сигнал: туши свет, уходи с рынка.

 

Такие действия приведут к существенным негативным последствиям для проекта,— считает глава российской инфраструктурной практики международной юридической фирмы Герберт Смит Фрихилз Ольга Ревзина.— Концессионное соглашение было заключено на определенных, приемлемых для инвестора, условиях. В случае, если финансовые параметры проекта будут изменены, государство будет обязано возместить инвестору его убытки. Такая практика соответствует международным стандартам реализации проектов государственно-частного партнерства. В условиях недостаточности бюджетных средств для реализации инфраструктурных проектов в России, крайне важно обеспечить правовую защиту вкладываемых частных инвестиций и не допускать того, чтобы политические решения ухудшали инвестиционный климат в стране.