Рубль назад не ходит.
Борьба за клиентов на руинах российской экономики
Image Source via Getty Images

Экономическая парадигма этого года ясна: низкая нефть, дешёвый рубль, высокие ставки по кредитам и давление государства. На этом фоне ни санкции, ни результаты выборов не очень важны. Рубль, как известно, назад не ходит, а всё остальное на экономику влияет слабо.

 

С точки зрения бизнеса, который в экономике — царь, бог и заказчик, 2015 год был не то что бы очень сложным. Скорее он был смутным. Многие компании надеялись по русской привычке отсидеться под веником. Не отсиделись. В этом смысле следующий год будет лучше — трусы вымрут, а выжившие смирятся с необходимостью привлекать покупателей, а значит, заниматься маркетингом и коммуникациями. И это будет как минимум выглядеть переломом тенденции.

 

Кроме того, в B2B уже тихо приходят западные компании, стремящиеся с ориентацией на будущее занять место на рынке в период крайне низкого рубля и малых расходов на продвижение. Это хорошо, хотя в B2C в силу снижения покупательной способности населения продолжится мор египетский. Но это уж как водится.

 

С точки зрения управления коммуникациями всё станет лучше. Главный тренд уходящего года не изменится — клиенты и руководство будут требовать более жёсткой связи коммуникаций с продажами. В результате вся шелуха о брендах и управлении имиджем окончательно осыпется пеплом — вместе с бессмысленными SMM-проектами и рассылкой релизов по помойкам. Всё это приведёт к тому, что славный своей неэффективностью «коммуникационный малый бизнес», представленный ивент-агентствами, отрастившими себе «новые компетенции», и корпоративными «менеджерами по всему» за 30 000 рублей в месяц массово отправятся искать настоящую работу.

 

Самих заказчиков ждёт шок разрушения маркетинговой картины мира — теперь придётся одновременно и конкурировать по цене, и заниматься маркетингом. Истории о премиальных брендах, позволяющих накрутить 300% на модном названии, окончательно канут в Лету. Но есть и поводы для сдержанного оптимизма — многие компании, прекратившие всякие коммуникации в прошлом году, придут к выводу, что с коммуникациями всё же лучше, чем без них, и попытаются вернуться в публичное поле (правда, с сильно сократившимся бюджетом).

Читать далее