Сегодняшние низкие цены — это аномалия. Те, кто говорит, что нефть теперь всегда будет столько стоить, не правы.
Как нефть на самом деле может взлететь до $100
Robert Van Der Hilst/Getty Images

На рынке слишком велика доля объёмов, которые такие цены не выдерживают. Прежде всего, это шельфовая нефть.

 

 

Глубоководный шельф сегодня даёт почти 8 млн баррелей в день, около 10% мировой добычи, и почти все проекты несут убытки — большинство рентабельно при $60-80 за баррель. Они ещё пока не закрываются, потому что рассчитаны на долгий цикл. Это огромные сложные платформы из железа и бетона, которые очень сложно и дорого демонтировать. Компании, которые ими владеют, рассчитывают, что происходящее — краткосрочный провал, после которого цены вернутся в прибыльную для них зону. Но если период сверхнизких цен затянется, эти проекты неизбежно будут сворачиваться.

 

Мелководная шельфовая добыча, доля которой очень значительна, тоже посылает тревожные сигналы. В прошлом году с рынка выбыло примерно 1,5 млн баррелей в день, потому что многие неглубоководные шельфовые месторождения истощаются — и стоимость добычи там становится слишком высокой для нынешних цен. Речь и о Мексиканском заливе, и, прежде всего, о Северном море, где очень много старых месторождений, которые требуют больших инвестиций, чтобы можно было дальше их «разбуривать», поддерживая добычу.

 

Да, появилась сланцевая добыча, которая оказалась удивительно гибкой по цене (большинство сланцевых проектов, как выяснилось, выдерживают не только $60, но даже $50 за баррель и ниже), но это не единственное объяснение того, что происходит. Есть ещё несколько факторов. Первый — затоваривание рынка (все хранилища забиты, и непонятно, куда физически девать добываемую нефть). Второй заключается в том, что ослабли прогнозы по спросу на наступивший год. Наконец, третий связан с окончанием эпохи впрыскивания денежной ликвидности в рынки: инвесторы больше не могут рассчитывать на то, что они могут торговать чем угодно (в том числе — нефтяными фьючерсами) направо-налево.

 

 

Когда действие эти факторов ослабнет, начнётся корректировка. Я не жду возврата к стодолларовым значениям, хотя и это теоретически возможно. Но чтобы нефти снова стоила $100, должны сойтись сразу несколько обстоятельств, которые пока не просматриваются. Прежде всего, необходимо повторение ситуации 2000-х годов с их многолетним устойчивым экономическим ростом во всех основных мировых центрах.

 

Сейчас мы видим, что в относительно хорошей форме — только США. Они точно будут расти. В Европейском Союзе — проблемы. Даже с Германией не всё понятно. Она сейчас растёт совсем немножко, и никто не знает, как на её экономике будет сказываться достаточно сложная ситуация в других странах Еврозоны. Южной Европе удалось избежать катастрофы, но на траекторию устойчивого роста весь регион будет выходить ещё довольно долго. Кроме того, Европа в принципе перестаёт быть суперважным потребителем, потому что активно переходит на альтернативные источники энергии — и спрос там не будет сильно увеличиваться даже с ростом экономики.

Читать далее