В 2015 году Россия, видимо, впервые в истории умудрилась выйти из "ловушки средних доходов" через черный ход, и это оставляет экономистов в растерянности.
Россия попала в ловушку бывших средних доходов
Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Видимо, в мире ранее вообще не случалось таких необычных историй. Именно. Во всяком случае, работавший в декабре 2015 года в Москве нобелевский лауреат Эрик Маскин, с которым "Ъ" консультировался по этому поводу, подтвердил "Ъ": да, в 2015 году Россия, видимо, впервые в истории умудрилась выйти из "ловушки средних доходов" через черный ход, и это оставляет экономистов в растерянности.

 

Хотя сама по себе возможность "ловушки средних доходов" вытекала еще из работ Уолта Ростоу в 1950-х и Александра Гершенкрона в 1960-х, теория существования ловушки до сих пор является в основном эмпирической: при достижении некоего уровня средних доходов в экономике экономический рост в ней останавливается или резко снижается на семь-десять лет. Последняя крупная работа по ловушке опубликована в 2011 году Барри Эйхенгрином из Университета Беркли, Донъюн Парком из Азиатского банка развития и Куанъю Шином из Корейского университета: они показали, что в среднем попадание в эту ловушку происходит при пересечении годового ВВП на душу населения уровня $16 тыс. (цены 2005 года). Тогда же были сделаны (в частности, аналитиками "Ренессанс Капитала") предположения о том, что Китай попадет в ловушку в 2020-м, а Россия — в 2014-2015 годах. В 2014 году расчеты Эйхенгрина, Парка и Шина и признаки попадания в ловушку подтверждались российскими Минэкономики и Минфином, после чего резкое ослабление российской валюты и падение подушевого ВВП вывели Россию из ловушки — не вверх, как все, кто в нее попадал, а вниз.

 

Если бы о причинах, вызывающих остановку роста ВВП в ловушке, было известно что-то определенное, а не общее, можно было бы сказать, что будет происходить в России дальше. Так решительно непонятно, за какое время до попадания в ловушку начинается институциональная перестройка в экономике. Если невидимая подготовка к ловушке идет год-два, происходящее малозначимо. Если три-пять — институциональная сфера в России в 2015 году уже была готова к процессам, для которых при падении нефти с $70-80 за баррель до $35-50 больше нет оснований, и до 2018-2020 годов новая институциональная перестройка будет стоить денег и времени. Наконец, никто не знает, как институты, сформировавшиеся под ловушку, вообще работают в экономике с доходами ниже среднего — есть подозрения, что работают очень странно и необычно.