Вопрос об их доступе заморожен.
Шельф остался без частников
Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Правительство приостановило обсуждение вопроса о доступе на шельф частных компаний. Сейчас доступ туда имеют фактически только государственные «Газпром» и «Роснефть», а добиться его пытается ЛУКОЙЛ. Компания уже давно работает на каспийском шельфе, но путь в Арктику ей открывать не спешат. При этом с падением цены на нефть и санкциями работу на шельфе сворачивают и госкомпании.

 

Глава Минприроды Сергей Донской заявил, что правительство приостановило активное обсуждение вопроса либерализации доступа к шельфу.

Мы сейчас пока ведем работу с компаниями, в том числе рассматриваем различные возможности стимулирования для российских компаний проведения геологоразведочных работ в Арктике,— добавил отметил он.

С 2008 года лицензии на шельфе даются только госкомпаниям, которые реализовывали такие проекты в РФ в течение как минимум пяти лет. То есть доступ имеют только «Роснефть» и «Газпром».

 

Он добавил, что одновременно госкомпании просят Минприроды переносить сроки работ в уже выданных лицензиях на шельфе. Господин Донской согласен, что в сегодняшних условиях бурить преждевременно.

Проведя ранее большой объем разведочных работ, и “Роснефть” и “Газпром” в ряде случаев сместили сроки бурения вправо и сейчас занимаются геофизикой,— сказал министр.

Наиболее активно из частных компаний получить доступ на шельф пытается ЛУКОЙЛ. Глава компании Вагит Алекперов уже не раз поднимал этот вопрос в правительстве и в Кремле. В конце апреля Минприроды уже даже согласовало предварительные условия, на которых российские частные нефтегазовые компании с опытом работы на шельфе смогут получить доступ к новым морским месторождениям. Тогда предполагалось, что могут учитываться сроки работ не только в РФ, но и на зарубежных шельфах. Минприроды предлагало даже приостановить выдачу лицензий до принятия решения о доступе частных компаний, так как 85% участков на шельфе уже розданы. Принятия решения на рынке ожидали осенью, но вопрос так и не был согласован, а затем с падением цен на нефть отпал сам собой.

 

Ольга Мордюшенко