Бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев о том, почему авторитаризм не дружит с экономикой.
Чему Китай может поучиться у Греции
Сафрон Голиков / Коммерсантъ

Как политический экономист, я зарабатываю на жизнь, изучая влияние политики на экономику. Мои друзья и соавторы — политологи, и они занимаются изучением того, как экономика влияет на политику. Что уместнее в реальной жизни? Почему страны с плохой политической системой страдают от слабой экономики — не потому ли, что неразумная экономическая политика обусловлена неразумной политикой в государстве? Или наоборот, постоянные экономические трудности не дают поддерживать в стране мудрую политику?

 

Каждый год предлагает примеры для обоих предположений. 2015-й не стал исключением, преподнеся нам две очень важные истории: Греции и Китая. Обе они драматичны и многогранны.

 

В Греции, колыбели западной демократии, избиратели разочаровались в консервативных партиях и избрали небольшую левую партию СИРИЗА, которая обещала избавить страну от экономических трудностей. Критики из недемократических режимов (или из «нелиберальных демократий») интерпретировали победу СИРИЗА как провал демократической системы. Они утверждали: ее избрание — доказательство того, что обычным гражданам нельзя доверить важный выбор, потому как они предпочитают простые, но неправильные популистские решения. Тем не менее события, последовавшие за победой СИРИЗА, показали, что греческие избиратели вовсе не были недальновидны или иррациональны.

 

Да, как вскоре стало ясно, обещания СИРИЗА были не слишком реалистичны. Как однажды сказал бывший министр финансов США Ларри Саммерс, «нельзя отменить законы экономики. Даже если они неудобны». Как бы популярна ни была СИРИЗА, она не могла делать миллиарды евро из воздуха.

 

Страна встала перед выбором — продолжать болезненные реформы или объявить дефолт. Реформы означали бы немедленное снижение качества жизни; дефолт усугубил бы экономическую ситуацию. Дефолты всегда приносят в экономику турбулентность и неопределенность, и правительству пришлось бы перейти к жесткой экономии в любом случае — не потому, что ему того хочется, а потому, что на другие варианты у него не хватило бы денег. Страна просто лишилась бы доступа к финансовым рынкам.

Читать далее