Что общего у Панема и, например, Северной Кореи.
Экономика «Голодных игр»: Как довести страну до революции
Color Force

Премьера последней экранизации антиутопии «Голодные игры» состоялась в России неделю назад. За это время фильм собрал в кино $6,7 млн (в мировом прокате $122,6 млн). «Голодные игры», созданные по трилогии американской писательницы Сьюзен Коллинз, называют одной из главных франшиз десятилетия. «Секрет» решил разобраться в том, как устроена экономическая система в Панеме, чем она похожа на реальные страны и почему в выдуманном мире произошла революция.

 

Командная система экономики

 

Панем построен на остатках того, что когда-то было Соединёнными Штатами Америки: это государство появилось после неизвестного катаклизма, уничтожившего современную цивилизацию. Столица государства — Капитолий, которому подчиняются 12 дистриктов (Тринадцатый считается разрушенным, но на самом деле спрятан под землёй и стал базой для повстанцев). Дистрикты поставляют товары и услуги для Капитолия и полностью подчинены ему, в самой столице ничего не производится, её жители выступают основными заказчиками и потребителями услуг. Власть над дистриктами Капитолий удерживает с помощью так называемых «миротворцев», пропаганды и ежегодных «Голодных игр» — шоу, в котором дети из 12 дистриктов соревнуются, чтобы выжить.

 

Система Панема типична для командной экономики — все ресурсы находятся в государственной собственности, а функции руководства централизованы. Такая система неустойчива: если меньшинство живёт хорошо, то большинство, превратившееся в рабов, рано или поздно восстанет и попытается свергнуть власть. Это типичный недостаток, но есть и специфические моменты, обнажающие несостоятельность руководителей Панема в экономике. Один из главных примеров — неграмотное распределение ресурсов дистриктов. Каждый дистрикт производит определённый товар: жители Двенадцатого добывают в шахтах уголь, в Четвёртом ловят рыбу, в Восьмом производят текстиль. Но занятие для каждого дистрикта никак не связано со способностями жителей, а переезд из одного региона в другой запрещён. «Родиться в Двенадцатом дистрикте не значит быть лучшим шахтёром, так же как родиться в Четвёртом — не гарантия того, что ты хороший солдат», — пишет Эрик Кейн из Forbes. Эффективность труда, и так низкая из-за несоблюдения прав рабочих, падает ещё больше из-за того, что люди занимаются не тем делом, к которому они предрасположены.

Читать далее