За три года число бизнесменов, находящихся под стражей, почти удвоилось.
Титов хочет дисквалифицировать прокуроров за необоснованный арест бизнесменов
Е. Разумный / Ведомости

Уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов предлагает проработать вопрос о введении ответственности для следователей и прокуроров - например, в виде дисквалификации за нарушение установленной процедуры при избрании мер пресечения и проведении оперативных розыскных мероприятий. С такой инициативой он выступил на совещании в Генпрокуратуре по вопросу защиты прав предпринимателей.

 

Титов отметил, что, несмотря на запрет арестовывать бизнесменов, обвиняемых по «экономическим» статьям, ходатайства об избрании для предпринимателей такой меры пресечения удовлетворяются в 96% случаев. А о продлении меры пресечения - в 98% случаев. Требование пленума Верховного суда о необходимости мотивировать избрание заключения под стражу вместо домашнего ареста и залога в ряде случаев исполняется формально: суд указывает, что избрание иных мер пресечения «невозможно» без дополнительной мотивировки.

 

В итоге, пожаловался бизнес-омбудсмен, с 2012 г. число лиц, содержащихся под стражей по экономическим преступлениям, выросло с 3,8 тыс. человек до 6,1 тыс. По статье 159 «мошенничество» в 2012 г. под стражей находились 3359 человек, а в 2015 г. – по всем семи квалифицированным составам мошенничества уже в 1,5 раза больше - 5183 человек.

 

Идея не нова, говорит сотрудник СКР Георгий Смирнов. С похожей инициативой бизнес-омбудсмен уже выступал около двух лет назад - тогда обсуждали возможность введения уголовной ответственности за незаконные следственные действия, вспоминает он. В результате пришли к выводу, что это невозможно: само по себе определение оснований для избрания меры пресечения содержит оценочный элемент (при наличии достаточный оснований полагать) - то есть оставляет возможность для субъективного усмотрения, причем не только со стороны следователя, но и прокурора и судьи, которые при наличии поводов проверяют обоснованность доводов следствия.

 

Вводить ответственность за субъективное усмотрение недопустимо, это противоречит закрепленному в законе принципу свободы оценки доказательств, поэтому двигаться в этом направлении следует путем совершенствования правоприменительной практики, в том числе деятельности самих судов, уверен Смирнов. Он вспоминает что по итогам дискуссии двухлетней давности в УК были внесены изменения, в результате которых быта введена уголовная ответственность за фальсификацию результатов оперативно-розыскных мероприятий. «По моему мнению, возвращаться к вопросу о наказании для следователей и прокуроров за принимаемые ими оценочные решения бесперспективно», - уверен Смирнов.