Турция получает от России примерно половину своего природного газа — в прошлом году она заплатила Газпрому целых 10 млрд долларов. Это делает энергетические связи двух стран не самой лучшей мишенью для возмездия.
Почему Россия не станет лишать Турцию газа
depositphotos.com

Для обеих сторон на карту поставлено слишком много, так что России стоит поискать другие способы ответить на сбитый Турцией самолет. Заместитель министра энергетики России Анатолий Яновский заявил: поставки газа будут продолжаться в соответствии с контрактом. В долгосрочной перспективе Турция может снизить зависимость от российского газа с помощью альтернативных источников.

 

Джон Робертс, специалист по энергетической безопасности в шотландской компании Methinks Ltd., говорит:

Турция вряд ли захочет блокировать какие бы то ни было из существующих механизмов поставок энергоносителей, но это почти наверняка означает, что она начнет по-новому смотреть на возможность альтернативных энергетических отношений. Два очевидных варианта — стать либо клиентом американской LNG, либо Ирана.

По словам Александра Корнилова, аналитика Альфа-банка, отношения между Турцией и Россией начали портиться еще до того, как был сбит российский бомбардировщик — в частности, зашли в тупик переговоры по новому газопроводу.

 

 

Еще в прошлом году президент Владимир Путин заявил, что Турция может стать энергетическим центром Южной Европы, и предложил построить «Турецкий поток» — газопровод по дну Черного моря. Однако конфликт в Сирии рассорил дружественные страны. В прошлом месяце Газпром (MCX: GAZP), крупнейший в мире производитель газа, заявил, что сократит планируемый объем поставок в Турцию и далее в Европу на 50%. Трубопровод позволит России снизить зависимость от транзита газа через Украину — сейчас этим путем Европа получает более 10% газа.

 

Запасные планы

 

В среду инвестиционное подразделение Сбербанка заявило в отчете для клиентов: в «Турецком потоке» нет необходимости, потому что существующие мощности покрывают потребности Турции и остальной Европы.

 

Проект уже был сокращен — осталось два трубопровода из четырех. А в конце концов, по заявлению Sberbank CIB, только одно из звеньев может быть введено в эксплуатацию.

Читать далее