Кампания по импортозамещению становится самостоятельной отраслью лоббизма.
Как заместить вредное полезным
Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Кампания по импортозамещению продовольствия постепенно становится самостоятельной отраслью лоббизма. Здесь все больше споров и противоречивых инициатив, которые очень сложно привести к единому политически благонадежному знаменателю.

 

С одной стороны, мы считаем западные продукты некачественными и давим их бульдозером. Здесь уже явное смещение смысла – давим мы их потому, что ввели эмбарго и продукты оказались контрабандными. Но операция по уничтожению еды требует пиаровской поддержки – приходится чиновникам говорить о плохом качестве этой еды. Забота о качестве продуктов продается хорошо, поэтому развивается законотворческая активность по ограничению всего западного в целях оздоровления питания россиян. Возникают проекты по ограничению использования пальмового масла или, например, запрету рекламы фастфуда.

 

С другой – как-то оказывается, что без западных продуктов снижается потребление и ухудшается качество своих. Известны оценки Россельхознадзора о 25%-ной доле фальсификаций на рынке молочных продуктов. Счетная палата (СП) на днях, рецензируя проект бюджета на 2016 г., написала, что есть риски «неполной компенсации выпадающих объемов импорта продовольственных товаров, запрещенных к ввозу из ряда стран». Для производства необходимого количества некоторых мясных и молочных продуктов, а также сыров недостаточно свободных мощностей. Кроме того, по мнению СП, «потребительский спрос, ориентированный в последние годы на высококачественную продукцию, не может быть удовлетворен за счет потребления российских аналогов с пониженными потребительскими характеристиками». Логично. Но политически не совсем грамотно.

 

Вроде бы политически грамотно предложение ограничить рекламу фастфуда (продуктов с высоким содержанием сахара, соли и жиров), тем более что автор законопроекта – депутат Василий Шестаков, тренер по дзюдо.

Читать далее