По данным PwC, российские казначейства сильно отличаются от аналогичных служб западных корпораций и нуждаются в реформировании.
Российские компании пересматривают роль казначейства в бизнесе
А. Таранин

За прошлый год крупнейшие российские корпорации, как 27 июля 2015 г. писали «Ведомости», потеряли на деривативах не менее 290 млрд руб. Большинство компаний заранее не просчитали валютные риски и в результате лишились значительного капитала, вспоминает Константин Суплатов, лидер практики по оказанию услуг в области казначейства и товарно-сырьевых рисков PwC в России.

 

Спрогнозировать ситуацию должны были казначейские службы. Но долгое время в России было принято считать, что казначейство нужно в первую очередь для проведения платежей, тогда как на Западе функции казначейств гораздо шире – они занимаются не только текущими платежами, но и управлением остатками на счетах, работой с банками и привлечением кредитов, хеджированием валютных рисков и прочей финансовой деятельностью корпораций и их «дочек». В российских компаниях казначейства чрезмерно забюрократизированы и мало пользуются существующими в мире инструментами управления денежными потоками, валютными и другими рисками, отмечает Карина Элиссон, член Российского клуба финансовых директоров. Однако горький опыт 2013–2014 гг. не прошел даром. Сейчас многие компании переходят на западную модель казначейства, говорит Элиссон.

 

Все деньги в центре

 

По данным исследования, проведенного PwC в 2015 г., 48% российских респондентов проводят сейчас централизацию казначейской службы на уровне управляющей компании, а еще 30% централизуют казначейские функции на национальном или региональном уровне. Например, в компании «Ростелеком» раньше были казначейство, занимавшееся ликвидностью, расчетами и финансовыми операциями, и отдельная финансовая служба для привлечения долгосрочных кредитов. В 2014 г. два подразделения слились в одно. По словам Ильи Пономарева, директора департамента финансов «Ростелекома», это был логичный шаг, потому что функции подразделений пересекались. Казначейство, например, занималось привлечением краткосрочных ссуд, а финансовая служба привлекала ресурсы на срок от трех месяцев до нескольких лет. Кроме того, в компании существовало множество информационных систем, не связанных друг с другом. Нужно было всех перевести на одну платформу. Пономарев говорит, что к 2016 г. все дочерние компании «Ростелекома» будут работать в единой унифицированной информационной системе.

Читать далее