Экономист Евгений Гонтмахер и политолог Эрнест Выцишкевич о том, как антисанкции повлияли на Россию и Польшу.
Обратный результат продуктового эмбарго
Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Ставший уже частью российской жизни запрет импорта сельскохозяйственных товаров из стран, которые объявили санкции в отношении России в связи с кризисом вокруг Украины, был введен указом Владимира Путина 6 августа прошлого года. Цель этого действия, которое получило название антисанкций, определена как «обеспечение безопасности Российской Федерации». Более того, шла речь о симметричном ответе, увеличивающем цену прежней политики стран ЕС, чтобы привести к разрушению единства Евросоюза в политике по отношению к России и ослаблению консенсуса внутри отдельных государств – членов ЕС. Ограничения в доступе к российскому рынку должны были сформировать высокую общественную цену, болезненно ударить по влиятельным группам интересов и тем самым вынудить европейские правительства скорректировать свою политику. После введения ограничений также началась информационная кампания, постулирующая огромную значимость российского рынка для европейских производителей и прогнозирующая многомиллиардные потери и сотни тысяч потерянных рабочих мест. По итогам прошедшего года уже можно подвести предварительные итоги действия антисанкций и их последствия как для России, так и для Польши, принадлежащей к группе стран, предположительно в наибольшей степени затронутых российскими ограничениями.

 

 

Внутренняя ситуация в России

 

Здесь можно сослаться на доклад «Продовольственное эмбарго: импортозамещение и изменение структуры внешней торговли», подготовленный аналитическим центром при правительстве России.

 

Потребительские цены на все ключевые социально значимые товары выросли на двузначные величины. В мае 2015 г. средние потребительские цены на говядину выросли на 23% к маю 2014 г., на свинину – на 22%, на сыр – на 20%, на рыбу замороженную неразделанную – на 38%, на морковь – на 39%, на яблоки – на 37%, на крупы и бобы – на 49,2%. Примечательно, что цены на товары, которые не подпали под эмбарго, росли не меньшими темпами: цена на сахар выросла на 52,2%, на подсолнечное масло – на 23,7%, на макаронные изделия – на 21,6%. Таким образом, эмбарго лишь усилило ранее сложившиеся ценовые тенденции на рынках мяса и рыбы. В свою очередь, рост цен на молочную продукцию и яблоки стал непосредственным результатом сокращения поставок импортной продукции и снижения конкуренции на российских рынках.

 

Читать далее