Суды не спешили вставать на сторону пострадавших и часто отказывали им во включении в реестр кредиторов или возврате средств.
Конституционный суд встал на сторону обманутых вкладчиков
Ведомости/С.Портер

Дело, решение по которому вынес 27 октября Конституционный суд, касалось пункта 1 статьи 836 Гражданского кодекса – семь человек пожаловались, что не смогли доказать в судах права на средства, которые они передали банкам в качестве вкладов. Суды не вправе определять договоры как ничтожные или незаключенные только на том основании, что они заключены неуполномоченным работником банка или в банке отсутствуют данные о вкладе, постановил Конституционный суд.

 

Ситуация, когда вклады в банках не учитываются корректно, не редкость. Санированный Мособлбанк спрятал за балансом средства свыше 350 000 вкладчиков на 76 млрд руб. Вкладчики банков «Огни Москвы» и «Волга кредит» (лишены лицензии) не обнаружили себя в реестрах. То же произошло с вип-вкладчиками Мастер-банка (лишен лицензии), передавшими сбережения сотрудникам банка по нетиповым договорам.

 

Суды не спешили вставать на сторону пострадавших и часто отказывали им во включении в реестр кредиторов или возврате средств.

 

Пять граждан, говорится в первой части постановления Конституционного суда, в 2012 г. заключили с банком «Первомайский» договоры вкладов – в здании банка и в присутствии его работников. Один из них регулярно пополнял вклад и получал проценты. Весной 2013 г. вкладчики обратились в банк с просьбой вернуть средства досрочно, но банк им отказал: договоры с ними подписал директор дополнительного офиса «Геленджикский», полномочий на это он не имел, а денежные средства, якобы принятые у граждан как вклады, в кассу банка не поступали.

 

Геленджикский городской суд Краснодарского края не удовлетворил требования вкладчиков о взыскании с банка средств, размещенных во вклады, процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами и упущенной выгоды. Суд признал их договоры с банком ничтожными или незаключенными: они не соответствуют типовой форме и подписаны неуполномоченным лицом, сам по себе договор банковского вклада не удостоверяет внесения денежных средств, если нет документов, подтверждающих поступление средств. Апелляционные жалобы остались без удовлетворения, в кассации им было отказано.

 

То же случилось и с двумя вкладчиками Мастер-банка: они обратились в суд с требованием включить их в первую очередь кредиторов, получили отказ, затем проиграли апелляцию и кассацию. Отсутствие сведений о наличии счета для принятия вклада и начисления процентов говорит о несоблюдении письменной формы договора банковского вклада, а это влечет его ничтожность, мотивировали суды.

 

Конституционный суд пришел к иному выводу: внесение вкладчиком денежных средств на счет банка доказывается любым выданным ему в банке документом.

Читать далее