После резкого скачка в феврале--апреле 2015 года чистый финансовый результат российских компаний (чистая прибыль до налогообложения; не включает малые предприятия, банки, страховщиков и бюджетников) в годовом выражении устойчиво снижается.
Девальвация уронила чистую прибыль в августе на 77%
Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

По опубликованным в пятницу данным Росстата, в августе показатель просел год к году на 77% (см. график). Выступая 19 октября в Госдуме, замглавы Минэкономики Алексей Ведев отмечал: "Нас критиковали за завышенные ожидания. Но по итогам восьми месяцев у нас рост (чистого финрезультата.— "Ъ") на 37% к соответствующему периоду прошлого года". По итогам восьми месяцев темпы прироста прибыли замедлились до 23,9%.

 

Причиной бурного роста показателя в феврале--апреле в экспортных сырьевых отраслях была девальвация рубля (рублевая прибыль в номинале бурно росла), во внутренне ориентированных — повышение отпускных цен, так как в начале года у компаний были запасы сырья и материалов, закупленных до удорожания импорта, поясняют в ЦМАКП.

 

Очередной девальвационный шок в июле-августе на фоне исчерпания дешевых импортных запасов резко увеличил издержки перерабатывающих компаний (об этом заявило 72% респондентов), говорит Сергей Цухло из ИЭП им. Егора Гайдара. Ссылаясь на еще не опубликованное исследование института, он поясняет: рост отпускных цен в промышленности был менее интенсивным, чем увеличение стоимости импортного сырья, комплектующих, машин и оборудования. Это подтверждает и Росстат: если в добывающих отраслях на фоне роста выпуска рост прибыли ускорился с 12,2% в январе--июле до 21,4% в январе--августе 2015 года, то в обработке замедлился вдвое — с 82,3% до 43,6% соответственно.

 

Последние данные Росстата о финрезультате свидетельствуют, что инвестиционный всплеск, обнаружившийся в августе-сентябре 2015 года за счет роста закупок импортных машин и оборудования, вероятнее всего, окажется непродолжительным. Октябрьские опросы промышленности ИЭП и Росстата (опубликован в пятницу) свидетельствуют о продолжающемся снижении оптимизма из-за низкого уровня внутреннего спроса (55% респондентов) и неопределенности экономической ситуации (50%).

 

Алексей Шаповалов