Версия покупателя франшизы.
Франчайзи против «Воккера»
Lynn James/Getty Images

Оксана Чернобурова, предприниматель

 

Осенью 2014 года у меня образовались свободные средства, которые я решила вложить в бизнес. Я остановила свой выбор на франшизе сети лапшичных «Воккер» — и прогадала. Теперь готовлюсь к суду с бывшими партнёрами, чтобы возместить убытки, которые я оцениваю в 7 млн рублей.

 

Год назад мне казалось, что я принимаю взвешенное решение. Во-первых, франшиза сети «Воккер» хорошо вписывалась в мой бюджет. Во-вторых, у меня уже был опыт управления общепитом. В-третьих, привлекало то, что именно эта франшиза — ещё молодая: я думала, что это обстоятельство должно будет облегчить наше сотрудничество.

 

Всё пошло не так сразу после того, как я подписала договор коммерческой концессии и внесла деньги за переуступку кафе. Тон деловой переписки сразу же изменился с дружеского на повелительный. Прибегать к услугам других контрагентов на комфортных для меня условиях мне запретили. Без серьёзного обсуждения условий меня вынудили подписать ещё с десяток договоров. Не заключать их я не могла — без них невозможно было бы вести коммерческую деятельность.

 

Проблемы следовали одна за другой. Например, когда я попыталась обсудить стоимость услуг кол-центра «Воккера», без которого я не могла по договору осуществлять доставку, подключение к которой уже оплатила, меня просто отключили от неё. Пришлось покорно платить. Позднее я обнаружила, что этот самый кол-центр, за который нужно было отдать баснословные деньги (в январе 2015 года при общей выручке доставки в 190 000 рублей только услуги кол-центра обошлись мне в 30 000 рублей), перераспределяет маржинальные заказы с моей зоны доставки на собственные точки «Воккера», оставляя мне одну мелочь. На многочисленные просьбы разобраться в этой ситуации мне отвечали: «Не нравится — не работайте!» После того как к доставке подключились другие франчайзи, недовольство кабальными условиями начала выражать уже не только я одна, и «Воккер» всё-таки пошёл на кое-какие уступки, но я к этому времени уже ощутила на себе последствия экспериментов — в виде убытков.

Читать далее