Но надеется сохранить должность генерального директора.
Берни Экклстоун может продать свои акции F1 до конца года
Yves Herman / REUTERS

Генеральный директор Formula One Management Берни Экклстоун до конца года может продать свою долю в компании, которая организует самые популярные автомобильные гонки на планете, но надеется сохранить свою должность, рассказал он "Ведомостям".

 

– Как проходят переговоры о продаже 35% акций Formula One Group, принадлежащих CVC Capital Partners? На форуме Beckenbauer Global в Австрии вы заявили: "Есть три группы [интересующихся инвесторов], и я буду удивлен, если ни одна из них вскоре не купит". Кто эти группы, RSE Ventures и Qatar Sports Investments представляют одну группу или две?

 

– Извините, я не могу раскрыть эту информацию.

 

– Но вам придется продать свои акции в Formula One Group, если CVC продаст свои?

 

– Да, потому что эти пакеты так или иначе связаны. Мой траст не может продать мои акции без CVC.

 

– Вы должны будете продать свои акции, если CVC продаст свои или вы можете продать?

 

– Мы должны будем продать.

 

– И сделка должна пройти до конца года?

 

– Это то, о чем они говорят.

 

– Значит ли это, что вы можете уйти из руководства F1?

 

– Люди [которые ведут переговоры о покупке акций] просят меня остаться.

 

– По данным Financial Times, доля акций CVC стоит $7-8 млрд. Это значит, что ваша доля стоит $1,5 млрд. Вы согласны с такой оценкой?

 

– Нет. Вопрос [переговоров] не в цене акций, а в структуре владения.

 

– На ваш взгляд, каковы главные вызовы, стоящие перед F1 как бизнесом?

 

– Главная проблема сейчас – двигатели. Это очень плохо, что все участники зависят сейчас от двух производителей (Экклстоун имеет в виду компании Mercedes-Benz и Ferrari. Первая поставляет двигатели командам Mercedes, Williams, Force India и Lotus, вторая – Scuderia Ferrari, Sauber, Marussia. Команды Red Bull и Toro Rosso используют двигатели Renault, команда MсLaren – двигатели Honda. – "Ведомости"). Нам нужен [еще один] независимый поставщик двигателей. Посмотрим, как поведет себя Honda: сейчас они поставляют двигатели одной команде, но если это будут, скажем, три команды, то ситуация станет уже гораздо более сбалансированной. И мы не знаем, что будет делать Renault – купят ли они команду [Lotus] или не купят. Тут нужно ждать. Тогда у нас в чемпионате будет четыре производителя.

 

– Известно, что вы не одно десятилетие мечтали провести Grand Prix в России – еще со времен СССР. И вот F1 пришла в Россию, гонка проходит уже второй раз. Ваши мечты и реальность совпадают?

 

– Нет. Потому что никто не мог предположить, что [организаторы] сделают свою работу так замечательно. Я очень горд, что мы здесь.