Визит Си Цзиньпина в Америку позволил поставить окончательный диагноз отношениям двух стран.
США и Китай: скованные одной цепью
Depositphotos.com

США и Китай, которые все сильнее нужны друг другу для устойчивого экономического роста, попали в классическую ловушку созависимости. Симптомы коварной патологии были особенно четко видны во время недавнего визита председателя КНР Си Цзиньпина в Америку. Договориться удалось о немногом, и перспективы по-прежнему тревожат.

 

Отношения созависимости между США и Китаем начали устанавливаться в конце 70-х, когда Америка переживали период мучительно низкой инфляции, а китайская экономика лежала в руинах после «культурной революции».

 

Обеим странам были нужны новые пути для возрождения и роста, и они обратились друг к другу, заключив своего рода брак по расчету. Китай предоставил дешевые товары, которые позволили американским потребителям, страдающим от падения доходов, свести концы с концами, а США обеспечили внешний спрос, лежащий в основе экспортно-ориентированной стратегии роста Дэн Сяопина.

 

За много лет эта договоренность переросла в более глубокие отношения. США, которые стремились к дальнейшему росту, но не имели достаточно запасов, положились на профицит сбережений в КНР. Привязав свою валюту к доллару, Китай приобрел огромную долю американских казначейских облигаций, которые помогли финансировать рекордный бюджетный дефицит США.

 

США подарили Китаю стабильность и рост. Китай же позволил США обойти нарастающие угрозы в виде нехватки резервов, безрассудной бюджетной политики и слабого роста доходов населения.

 

Однако экономическая созависимость так же нестабильна, как и созависимость в отношениях. Один партнер рано или поздно меняется, а другой остается в подвешенном состоянии и испытывает отчаяние.

 

Китай меняется, и США это не нравится. КНР не только восстанавливает равновесие экономической модели, смещая ее от экспорта к потреблению; она также пересматривает свой национальный характер. Поднебесная решилась на более жесткую внешнюю политику в Южно-Китайском море и приняла националистическую идею возрождения, оправленную в то, что Си Цзиньпин называет «китайской мечтой»; Китай начал менять международную финансовую архитектуру с помощью новых институтов, таких как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Банк развития БРИКС и «Фонд Шелкового пути».

Читать далее