Отдать небанковский бизнес владелец "Российского кредита" не готов.
Мотылев не готов расстаться с активами в других банках
Сергей Михеев / Коммерсантъ

Потеряв свою банковскую империю во главе с "Российским кредитом", Анатолий Мотылев расставаться с прочими активами, заложенными в банках, не намерен. Ради их защиты от кредиторов господин Мотылев даже вступил в банкротный процесс в отношении "Российского кредита". Вначале это дает ему доступ к информации, а впоследствии и право оспаривать судебные решения в рамках банкротства.

 

 

Заявление ЦБ о банкротстве банка "Российский кредит", подконтрольного Анатолию Мотылеву, арбитражный суд Москвы рассматривал вчера. Решения не вынес, так как в деле неожиданно появился новый фигурант — сам господин Мотылев (заочно), адвокаты которого заявили ходатайство о привлечении его к участию в процессе в качестве председателя совета директоров банка. Суд это ходатайство удовлетворил, рассмотрение вопроса о банкротстве банка назначил на 6 октября, сообщило РАПСИ.

 

Такая активность господина Мотылева стала сюрпризом для представителей истца. Впрочем, за исход заявления ЦБ о банкротстве беспокоиться вряд ли стоит: при обнародованной ранее представителями регулятора дыре более чем в 50 млрд руб. этот вопрос вряд ли будет дискуссионным.

 

Интерес для Анатолия Мотылева представляет, скорее всего, информация, которую он может получить через участие в деле о банкротстве банка.

По взятым в нем кредитам заложено много его активов из разных отраслей, не исключено, что экс-банкир имеет планы за них побороться,— говорит один из собеседников "Ъ", знакомый с ситуацией.— А для этого надо располагать информацией о том, что делает конкурсный управляющий (в лице АСВ).

Имея доступ к материалам суда — а такое право дает участие в процессе,— можно ознакомиться с отчетами о ходе конкурсного производства (такие отчеты АСВ предоставляет в суд), добавляет еще один источник "Ъ". Таким образом, господин Мотылев, прямо фигурировавший в числе собственников и руководства банков своей империи только в "Российском кредите" (кроме него, он контролировал М-банк, КРК-банк, АМБ-банк и банк "Тульский промышленник", все они лишились лицензий в июле), использует фактически свою единственную возможность побороться за активы.

Для собственников банков, если только их не вовлекают в процесс банкротства через привлечение к субсидиарной ответственности, это редкость,— говорит руководитель практики по делам о банкротстве адвокатской консультации "Павлова и партнеры" Сергей Левичев.— Чаще это случается при банкротстве обычных компаний, не финансовых.

Статус господина Мотылева как председателя совета директоров банка в данном деле — представитель учредителей должника, указывает юрист, что открывает ему довольно широкие возможности для сбора информации и даже определенных действий.

Теперь он может участвовать в судебных заседаниях, знакомиться с материалами дела, получать информацию от конкурсного управляющего и в целом держать руку на пульсе,— говорит Сергей Левичев.

 

Впрочем, подавать в рамках банкротства иски Анатолий Мотылев не сможет — такое право есть только у конкурсного управляющего и кредиторов, сумма требований которых составляет от 10% от общей суммы. Но как представитель учредителей должника он вправе участвовать в собраниях кредиторов, может выступать по вопросам повестки собрания, правда, не имеет права голоса (ст. 12 закона о банкротстве). Зато, по его словам, после открытия конкурсного производства по банку представитель учредителей должника получает новый процессуальный статус (лицо, участвующее в деле о банкротстве) и получает право оспаривать судебные акты, в том числе принятые до признания должника банкротом, а также само решение о признании банка банкротом.

 

Располагая информацией о том, что делает конкурсный управляющий, можно многое предпринять не только в ответ, но и превентивно, отмечают юристы.

Заложенные банку активы можно отдать еще раз в залог какой-нибудь дружественной структуре, а если такие залоги уже есть, то первым обратить на них взыскание,— рассуждает господин Левичев.— Другим вариантом может стать банкротство компании под контролем дружественных кредиторов и своего конкурсного управляющего.

Он вспоминает пример в банкротстве БТА-банка, там одно и то же имущество было заложено и в пользу БТА-банка, и в пользу АМТ-банка, и владелец Мухтар Аблязов выводил залоги через АМТ.