Философ Александр Рубцов о смеси неумеренного торжества и плохих предчувствий в нынешнем российском порядке.
Политическая апокалиптика
М. Стулов / Ведомости

В рядовых ситуациях люди озабочены качеством и проблемами повседневности. Укорененность «на этом свете» – нормальное состояние для социума, который живет, а не выживает. Но бывают героические исключения, когда обстоятельства ставят во главу угла вопросы жизни и смерти – быть или не быть? Здесь субъекты разного масштаба воспаряют над рутиной, концентрируясь на выживании любой ценой и гарантиях «жизни после смерти», политической или физической. Такая загробная озабоченность может тяготить как индивидов, так и политические режимы, группировки во власти и целые социальные слои. Когда политики, дабы не уходить в одиночестве, начинают активно распространять на всех собственные комплексы, инфернальные предчувствия и страхи, в борьбу на грани жизни и смерти втягиваются целые страны.

 

Поведение отрешенных субъектов подчиняется собственной логике и часто кажется абсурдным в бытовой картине мира. Люди не живут, а «приуготовляются». Рутина меркнет перед вызовами «с того света», и тогда интересами обычной жизни жертвуют ради продления мучений. Все мы не вечны, но для одних это исчезающая банальность, тогда как в критические дни целые режимы могут только об этом и думать. Что многое меняет в объяснениях и оценках, например, когда обычное подмораживание в политике превращается в нечто из области криогенной медицины.

 

С этой точки зрения нынешний порядок в России, при всей его видимой непоколебимости, иногда выглядит именно таким не вполне адекватным, «не от мира сего» персонажем, зацикленным на выживании заодно с трансформацией, готовящей не самый болезненный уход. С одной стороны, показная уверенность в своих немереных жизненных силах, а с другой – предчувствие плохого, заглушаемое ликованием по любым поводам, в основном искусственным. Анонсы байк-шоу в Севастополе с полетами и нескончаемым салютом в полнеба – концентрированный образ и сама эстетика этого мирочувствия.

 

Возбужденная, нервическая приподнятость бывает дурным признаком. Параллели хромают, но в начале прошлого века в России тоже было сгущение всего болезненно радостного и парадно восторженного. Теперь же налажено конвейерное производство больших и малых торжеств, учащенное празднование всего и вся с переживанием хронической победы. В этом календаре красных дней скоро станет больше, чем обычных. И даже постоянная трансляция развлечений начальства на отдыхе призвана внушить, что верхам неведомы страхи, а значит, и низам ничего не грозит.

Читать далее