Каждый третий российский банк в текущей ситуации не смог бы выполнить норматив по ограничению кредитования связанных сторон, следует из данных отчета агентства Standard & Poor`s.
Треть банков не смогут сдать норматив по ограничению кредитования связанных сторон
Олег Харсеев / Коммерсантъ

Каждый третий российский банк в текущей ситуации не смог бы выполнить норматив по ограничению кредитования связанных сторон, следует из данных отчета агентства Standard & Poor`s. ЦБ планирует ввести норматив Н25 в 2016 году, и с этого момента банк не должен будет иметь лимит на связанных заемщиков более 20% капитала. Однако пока большинство банков не снижают риски в этом направлении, а изобретают схемы обхода реального его отражения в своих отчетностях, указывают аналитики S&P.

 

Около трети российских банков, вероятнее всего, не смогут выполнить требования ЦБ по ограничению кредитования связанных сторон (норматив Н25) с начала следующего года, учитывая их текущие показатели, говорится в новом отчете рейтингового агентства S&P. Аналитики агентства проанализировали МСФО 30 крупнейших банков и пришли к выводу, что в настоящий момент система в целом слабо готова к ужесточению требований, которые ранее запланировал регулятор. Напомним, что с 2016 года планируется ввести новый норматив Н25, который ограничит кредитование связанных сторон — не более 20% капитала банка.

 

До сих пор кредитование связанных заемщиков было одной из серьезных проблем российской банковской системы, о чем неоднократно заявляли представители ЦБ. Более того, по данным S&P, по итогам прошлого года количество банков, которые не смогут выполнить этот норматив, увеличилось минимум на 50% и в текущей ситуации существуют предпосылки для роста их числа в дальнейшем. Впрочем, по данным отчета, некоторые банки смогли сократить объем кредитования связанных сторон в 2015 году, однако отчасти это сокращение было формальным — за счет перераспределения таких кредитов в рамках промышленных групп и введения перекрестного кредитования, при котором фактической передачи риска не происходит. «Мы отмечаем, что в некоторых случаях имел место творческий подход к бухгалтерской отчетности»,— указывают аналитики агентства в своем отчете.

 

Не исключено, что с учетом трудностей, которые сейчас переживает российская банковская система, введение норматива может быть отложено (напомним, что изначально его планировалось ввести еще с 1 января 2015 года, но сроки перенесли на год — см. “Ъ” от 9 декабря 2014 года). Однако самое главное, указывают эксперты, чтобы его введение было сопряжено с ужесточением контроля всех участников финансового рынка, потому что именно благодаря тому, что надзор, в частности за деятельностью пенсионных фондов, осуществляется слабее, банки без особого труда обходят требования регулятора. «Лимиты для инвестирования пенсионных накоплений являются менее строгими, чем для банков, и установлены в процентах от объема инвестиционного портфеля, а не капитала, что, на наш взгляд, делает их почти лишенными смысла,— указывается в обзоре.— Банк России обращает пристальное внимание на деятельность пенсионных фондов, однако сложные структуры собственности таких фондов и все еще недостаточно развитый режим регулирования могут ограничить возможности надзора».

 

Таким образом, резюмирует S&P, банки готовятся к введению нового норматива, однако «сосредоточились на мерах, позволяющих обходить новое требование лишь формально, следуя букве, а не духу закона. По сути же, банки увеличили количество посредников между собой и связанными с ними сторонами, однако фактически они не снизили подверженность риску».