Каждая шестая российская семья не сможет свести концы с концами.
На Россию наступает бедность
Юрий Смитюк/ТАСС

Кризис в России привел к резкому росту бедности, весной почти 23 млн человек имели доходы ниже прожиточного минимума. Пока население верит правительству, утверждающему, что кризис долго не продлится. Но уже осенью ситуация в социальной сфере может ухудшиться, предупреждает директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева.

 

— Недавно вице-премьер Ольга Голодец сообщила о резком росте числа бедных в стране. Это было прогнозируемо?

 

— При снижении реальных располагаемых доходов населения на 5% и реальной зарплаты на 10% рост бедности был неизбежен, и это не должно вызывать вопросов и удивления. Люди вынуждены перестраивать структуру своего потребления и отказываться от многих прежних расходов. Но это ситуация на середину года, и это еще не все. Я думаю, что к сентябрю, после окончания радужного летнего периода, когда люди вернутся из отпусков и надо будет на какие-то деньги отправлять детей в школу (а это большие разовые расходы для любого домохозяйства), снижение доходов почувствуется еще сильнее. Я опасаюсь социальных последствий приближающейся осени.

 

— Но пока никакой негативной реакции общество не проявляет.

 

— Ситуация действительно противоречива. Объективно идет ухудшение социально-экономического положения населения. Субъективно население пока проявляет долготерпение и оптимизм. Посмотрим, как долго такой настрой продержится. Возможно, это связано с тем, что политическая риторика властей до последнего дня заключалась в том, что кризис носит временный характер и продлится один-два года. Но точек роста пока нет, поэтому неясно, с чего это вдруг страна начнет выходить из кризиса? Из-за того, что долго терпели? Так не бывает. Кстати, такие настроения царили в начале и в середине 90-х: тогда тоже ждали, что кризис вот-вот кончится и начнется экономический рост как естественная награда за долготерпение. А он никак не начинался, поскольку соответствующих экономических условий не было.

 

— Если не будет новых внешних шоков — новых санкций или дальнейшего падения цен на нефть, — будет ли дальше ухудшаться ситуация в социальной сфере?

Читать далее