МОСКВА, 11 фев — РИА Новости/Прайм, Дмитрий Майоров. Рубль против доллара и евро в начале торгов среды снижается на фоне слегка подешевевшей нефти (ниже 57 долларов за баррель по марке Brent). Ожидания переговоров по ситуации на Донбассе также поддерживают напряжение на внутреннем валютном рынке.
Рубль снижается в начале дня на фоне дешевеющей нефти
РИА Новости
МОСКВА, 11 фев — РИА Новости/Прайм, Дмитрий Майоров. Рубль против доллара и евро в начале торгов среды снижается на фоне слегка подешевевшей нефти (ниже 57 долларов за баррель по марке Brent). Ожидания переговоров по ситуации на Донбассе также поддерживают напряжение на внутреннем валютном рынке. Курс доллара расчетами «завтра» к 10.47 мск повышался к предыдущему закрытию на 0,6 рубля и равнялся 66,05 рубля, курс евро — на 0,5 рубля — до 74,63 рубля, следует из данных Московской биржи. Российская валюта продолжает пристально следить за двумя факторами — динамикой котировок нефти и риторикой представителей сегодняшних переговоров по Украине в Минске, отметил Владимир Евстифеев из банка «Зенит». Стоимость нефти марки Brent к 10.46 мск снижалась на 0,2% — до 56,8 доллара за баррель. В среду рубль будет находиться в ожидании минских решений и попутно может реагировать на ослабление нефтяных котировок, считает Евстифеев из банка «Зенит». "Рубль имеет одинаковые шансы упасть или укрепиться с технической точки зрения, поэтому краткосрочная судьба российской валюты может определиться сегодня", — добавил он. В Минске президент Владимир Путин, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Франсуа Олланд и президент Украины Петр Порошенко проведут встречу в попытке заключить перемирие, отметил Марк Брэдфорд из ФГ БКС. "Вероятность прорыва не слишком высока; более реалистичным, хотя и не простым для достижения вариантом, мы считаем разработку общих контуров дорожной карты для постепенного снижения напряженности, что укажет на желание найти дипломатическое решение конфликта. Обнадеживает то, что Барак Обама растопил лед, позвонив Владимиру Путину, что подчеркивает необходимость политического (а не военного) решения", — сказал Брэдфорд.