На фоне угрозы дальнейшей изоляции и закручивания гаек умеренные либералы и государственники начинают выступать со схожих позиций.
Вопросы экономики: что может примирить «гайдаровцев» и «примаковцев»
РИА Новости

Незадолго до Гайдаровского форума устроительница мероприятия – Российская академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) – издала книгу, примечательную во всех отношениях. Это монография "Династия Рокфеллеров", принадлежащая перу Александра Фурсенко, и снабженная предисловием Евгения Примакова. Если вспомнить, основателем какой династии является автор, и учесть бэкграунд издателя, -- данный труд со всеми привходящими можно назвать даже более символичным, чем знаменитая "Приватизация по-российски". Интерес (причем, вполне доброжелательный) к американским олигархам объединил либералов и государственников.

Но символично и то, что столь знаковая книга продавалась в кулуарах форума, также пытающегося сыграть весьма необычную для гайдаровских единомышленников консолидирующую роль и стать площадкой для высказывания самых разных точек зрения, в том числе, весьма далеких от неолиберализма. Участие социолога-неомарксиста Иммануила Валлерстайна и президента РЖД Владимира Якунина, конечно, не превратили РАНХиГС в филиал "Изборского клуба". Но, несомненно, придали дополнительную пикантность дискуссиям между минфиновскими сторонниками жесткой бюджетной экономии и их оппонентами из Минэкономразвития. Особенно, когда главный железнодорожник, чья компания является одним из главных объектов "инфраструктурных" инвестиций государства, предупредил: "если опять возникнет идея сокращения расходов на развитие – мы станем свидетелями еще большего ухудшения экономической и политической ситуации".

Ну а Валлерстайн пассажем о глобальной опасности безработицы добавил "ложку дегтя" к словам вице-премьера Ольги Голодец о росте рождаемости, как о едва ли не основном достижении социального блока правительства.

Кстати, если форум – по крайней мере, на панельных дискуссиях – и позволял себе фронду, то скорее, в адрес руководства кабмина, нежели Кремля. Наблюдатели уже отдали должное изяществу организаторов, давших возможность Алексею Кудрину фактически собрать антикризисный правительственный штаб с участием той же Голодец, министра финансов Антона Силуанова, министра экономического развития Алексея Улюкаева и "примкнувшего к ним" главы Сбербанка Германа Грефа. После того, как чиновники, ответственные за ключевые экономические решения, обменялись мнениями, в рамках следующей "панели" дошла очередь и до Дмитрия Медведева. При этом депутат Андрей Макаров был, в общем-то не далек от истины, когда утверждал, что премьер, рассказывая о том, "чего не будет", ничего не сказал о том, "что будет".

Один из именитых медведевских предшественников – Евгений Примаков – оказался намного конкретнее, выступая на заседании "Меркурий-клуба", которое традиционно проходит чуть ли не параллельно с Гайдаровским форумом.

И на сей раз Примаков не сказал ничего такого, что нельзя было бы произнести в стенах РАНХиГС.

Похоже, сейчас, консенсус между либералами и государственниками не ограничивается интересом к американским нефтяным магнатам и творчеству отца президентского помощника по науке. Бесперспективность попыток "пересидеть кризис", скорейший отказ от "сырьевой модели" экономики, бюджетная децентрализация – эти примаковские тезисы едва ли вызовут идиосинкразию даже у самых последовательных "гайдаровцев".

Несмотря на весь свой дирижизм, экс-премьер-"тяжеловес" предлагает демонтировать petro-state, но не рынок как таковой. Чего нельзя сказать о "младогосударственниках", который подчас вольно или невольно подыгрывают как раз отечественным топливным гигантам. Интересно, что нашумевшая "известинская" колонка бизнесмена Михаила Юрьева в части, касающейся "мягкого регулирования валютных операций", фактически "распаковывает" идею, которую еще в середине декабря в своем журнале "Однако" предельно конспективно изложил вице-президент "Роснефти" Михаил Леонтьев: "У Центробанка на самом деле даже сейчас, даже в рамках его накопленной практики есть достаточное количество методов, чтобы нормализовать валютный рынок [...] Например, запретить юридическим лицам покупать валюту без конкретного целевого контракта — то есть просто для конвертации".

В числе "бенефициаров" юрьевской схемы, наряду с сырьевыми концернами, как едва ли не единственными в стране легальными обладателями иностранных дензнаков, оказывается еще и Внешэкономбанк. Его предложено использовать в качестве правительственного агента для продажи валюты импортерам, командировочным и т.п. Но сути дела это особо не меняет. Главное, что таким образом российская "партия ресурсов" получает в свое распоряжение все экономические и политические рычаги, необходимые для сохранения "сырьевой модели". Вне зависимости от стоимости барреля и глубины падения рубля, президент не решится звонить и предлагать "поскрести в сусеках". Нищающий средний класс вряд ли осмелится бурно высказывать свое недовольство на фоне кавказских маршей миллинов. И лишь появление в стране всемирно известных и столь же влиятельных, как Рокфеллеры, династий, становится маловероятным. При всех своих минусах американские "ресурсократы" все же прекрасно знают, что гораздо выгоднее использовать законы экономики, чем нарушать.

 

Александр Бирман, журналист