Экономист Яков Миркин с идеологическим текстом о том, как соединить дирижизм и экономическую свободу
Как чинить российскую экономику
Depositphotos.com

Кто-нибудь когда-нибудь напишет роман о разделенных семьях. О том, как они живут в самолетах, перелетая друг к другу. Роман о рисках, подталкивающих осесть в Лондоне, в Берлине, в Риме или Барселоне, на каком-нибудь богом забытом острове, да где угодно, лишь бы в ухо не стучали барабаны. О том, как дети воюют в одиночку, а их родители живут у телефона. О том, как прямые, чтобы пересечься, расходятся вновь. И все это ради чего?

 

25 лет прошло с начала рыночных реформ. Четверть века. Много. В этот срок укладывались три модернизационных рывка. 1890–1914, 1917–1941, 1945–1970. Как бы ни оценивать эти времена, в эти три срока мощность и сложность российской индустриальной машины прирастала.

 

Но только не в 1989–2014 годах: искаженная экономика не прошла модернизацию, потеряла тысячи технологий и научных школ и критически зависит от импорта («обмен сырья на бусы»). Мелкая, деформированная финансовая система. Ссудный процент не можем снизить десятилетиями. С инфляцией боремся почти четверть века. Экономике угрожает технологический коллапс (подробнее об этом в моей статье «Экономика испуга»).

 

Разговор

 

Вот цитата из разговора с крупнейшим экономистом, реально признанным ученым, который рассказывает о своем обмене мнениями с одним иностранным экспертом:

 

– Он долго читал наши программы, проекты законов и потом печально говорит мне: «Во всем этом есть что-то общее. Мне кажется, что вы Россию не любите».

 

Долго спорили, кто и кого не любит – Россию или людей в России. И если задуматься, нелюбовь и есть, может быть, ключ ко всей отечественной истории. Каждый нормативный акт, каждое действие этой драмы, публичное, с самыми благородными помыслами, просто сквозит нелюбовью, потому что в конечном счете все вывертывается наизнанку. До истерического смеха. Между тем Китай потихоньку отстраивает свой новый Великий шелковый путь, и этот проект точно пронизан любовью ко всему китайскому.

Читать далее