Владимир Милов показывает на конкретных примерах, как развивается международное сотрудничество на российских углеводородных месторождениях, и объясняет, при чем тут санкции.
Нефтяной занавес. Почему иностранцы выходят из совместных проектов с Россией
slon.ru

Французская компания Total выходит из российских проектов – совместного освоения Штокмановского месторождения с «Газпромом» и разработки Баженовской свиты с «Лукойлом». В этой связи интересно взглянуть на общую картину взаимодействия российских нефтегазовых компаний с международными. Имеет ли это сотрудничество перспективы?

 

После ЮКОСа: игра по новым правилам

 

Примерно десять лет назад с захватом основных активов ЮКОСа российская власть предложила международным нефтегазовым компаниям новую модель взаимодействия. Транснациональным грандам предлагалось заведомо соглашаться на роль младших партнеров российских «национальных чемпионов» и в этом качестве служить финансовыми и технологическими донорами новых проектов в обмен на гарантированный доступ к богатым российским углеводородным ресурсам и будущим доходам от их разработки. Нужно напомнить, что в тот момент нынешним бурным развитием нетрадиционных методов добычи нефти и газа и не пахло и в мире доминировала точка зрения, что зависимость крупнейших экономик мира (США, ЕС, Китай, Япония, Индия) от арабских и российских нефти и газа будет только расти и альтернативы нет. Такое представление, несомненно, вскружило российским руководителям головы (вспомните их прогнозы из нулевых годов о том, что нефть в перспективе будет стоить больше $200 за баррель) и обусловило их излишнюю самоуверенность.

 

Мировые нефтегазовые корпорации, надо сказать, тоже довольно консервативны в своих оценках и предельно прагматичны, поэтому они в ответ на такую «новую российскую модель», в общем и целом, выстроились в очередь побыть младшими партнерами наших «чемпионов», признавая путинские правила игры. «Вы должны помнить: нефть принадлежит не нам, а им. В Швейцарии нефти нет» («The oil is not our, it is theirs; you don’t find oil in Switzerland»), говорил экс-глава итальянской нефтегазовой корпорации Eni Паоло Скарони, оправдывая чрезмерное заискивание западных компаний перед богатыми нефтью режимами. Были и исключения: некоторые крупные компании полностью свернули работу над новыми проектами в России после разгрома ЮКОСа, прежде всего американцы – например, Chevron и Conoco.

Читать далее